Факты и цифры

Онкология и ТГК

27.04.2022 - 237 просмотров

Раковые заболевания могут неожиданно поразить любого человека. Разные формы недуга могут проявиться у человека любого цвета кожи, возраста, достатка и состояния здоровья. При этом, число диагностируемых раковых заболеваний продолжает предельно быстро расти, что фиксируется медиками многих стран мира, а также глобальными организациями здравоохранения. Несмотря на осознание растущей угрозы и активную работу врачей и учёных в поисках лекарства, за последние полвека, человечеству не удалось найти даже более-менее эффективных средств, способных сдерживать прогрессию заболевания, не наносящих телу вреда.

 

Самолечение - риск эксперимента

 

 По сей день единственным шансом больных на выживание, продолжают оставаться лишь химио и радиологические терапии, которые многие пациенты, порой признают едва ли не хуже самой болезни, ввиду её тяжких побочных эффектов и отсутствия гарантий улучшения своего состояния. Около года назад, 30-летний Джордж Гэнон, неожиданно для себя, также оказался в кругу онкобольных, ждущих неотвратимой и мучительной гибели. Ушедшая в метастаз около трёх лет назад меланома, вновь дала знать о себе, что послужило причиной для визита к врачу, который сообщил Джорджу куда более страшный диагноз: помимо возвращения рака кожи, 12 злокачественных опухолей также были обнаружены в его мозге.

 

Учитывая агрессивную природу болезни, врачи поставили ему предельно неутешительный диагноз: каскад опухолей не поддаётся ни химио, ни радиотерапии, продолжая распространяться на здоровые клетки мозга, постепенно увеличиваясь в размерах. Конечный прогноз экспертов гласил, что Джорджу оставалось жить всего  полгода в лучшем случае, при этом испытывая неописуемую боль и наступающую утрату контроля над частями тела. Иными словами, ситуация казалась, как ему, так и медикам, совершенно безнадёжной. Однако, осознав отсутствие иных вариантов лечения, Джордж не стал впадать в отчаяние и просто дожидаться кончины. Он решил попытать счастья, начав использовать каннабиноидные экстракты, в попытке замедлить  развитие болезни.

 

Услышав истории о способности масел экстрактов конопли, содержащих ТГК, замедлять рост опухолей и вызывать отмирание поражённых раком клеток тела, он пошёл против законов родной страны, Великобритании, и занялся поиском потенциального лекарства на чёрном рынке.

 

Почти в самом конец 2018 года, аккурат перед рождеством, Джордж смог достать экстракты с ТГК (средство было приобретено подпольно, поскольку власти Британии допускают лишь продажу КБД экстрактов, которые импортируют в ограниченных количествах из континентальной Европы, причем при наличии соответствующего разрешения от национального Минздрава) и приступил к процедуре самолечения.

 

В марте 2019 года, в ходе проведения стандартного обследования на томографе, он с удивлением обнаружил, что ранее быстро развивавшиеся опухоли в его мозгу перестали расти. В течение следующего года, он продолжал активно употреблять каннабиноидные экстракты, при этом продолжая регулярные процедуры химиотерапии заболевания.

В ходе очередной плановой проверки в августе 2019 года, лечащий врач-онколог Джорджа, не скрывая своего шока, сообщил ему, что по некой причине, ранее массивная опухоль на левом желудочке его мозга, исчезла без следа, в то время, как другие скопления больных клеток по всему органу в значительной мере уменьшились в своих размерах.

 

Доктор, ранее не раз негативно высказывавшийся о возможности применения конопляных масел в терапии раковых заболеваний, был ошарашен буквальным чудом. Однако, несмотря на слова Джорджа, что причиной внезапного исцеления опухолей, стали именно содержащие ТГК экстракты конопли, он всё также реагировал с недоверием и скептицизмом.

 

К сожалению, несмотря на растущее число подобных «чудесных» историй исцеления, медики по всему миру, включая и страны, где конопля уже довольно активно используется в качестве дополнения к стандартным клиническим методикам терапии рака, продолжают относиться с подобным недоверием к формально непроверенному способу лечения недуга. Поскольку на данный момент, ни одна страна мира не проводила формальных исследований в клинических условиях, врачи, несмотря на очевидные подтверждения эффективности каннабиноидов в сдерживании роста и уничтожении поражённых раком клеток тела, продолжают списывать воздействие данной группы веществ на генетические аномалии или влияние смесей других фармацевтических препаратов.

 

Впрочем,  некоторые эксперты не смогли пройти мимо столь очевидных доказательств терапевтического эффекта конопли в лечении разных форм рака. Собственно, в данном тексте, мы рассмотрим комментарии дипломированного онколога, в плане наблюдаемых за каннабиноидами эффектов в терапии опухолей, а также услышим его мнение о возможности проведения долгожданных клинических испытаний подобных веществ, с перспективой их широкого внедрения в мировую практику онкологической медицины.

 

Почему нигде не проводятся клинические испытания онкологических эффектов каннабиноидов?

 

Согласно современной глобальной практике тестирования фармацевтических препаратов и методик терапии разных заболеваний, предполагаемое лекарство обязано пройти серию из трёх тестов случайного характера, где эффективность препарата или методики оценивается в плане безопасности и наличие целебного воздействия против плацебо и уже применяющихся медиками средств.

 

Профессор Мануэль Гузман, вместе с группой ассистентов впервые провёл первые предварительные тестирования терапевтических эффектов каннабиноидов в лечении онкозаболеваний в лаборатории Университета Комупультенсе в Мадриде около 13 лет назад. Говоря точнее, его группа провела тесты экстрактов ТГК в терапии глиобластомы, агрессивной формы злокачественной опухоли мозга, с небольшой группой пациентов, добившись при этом довольно впечатляющих и многообещающих результатов, в строго контролируемых, клинических условиях тестирования.

 

Соответственно, корреспонденты Project CBD посчитали доктора Гузмана достаточно квалифицированном специалистом, чтобы задать ему ряд вопросов относительно возможности использования ТГК и иных каннабиноидов в терапии раковых заболеваний, а также узнать у него, как у медика, занимающегося исследованиями в данном направлении, почему же, несмотря на наличие данных, подтверждающих высокую эффективность активных веществ конопли в терапии разных злокачественных опухолей, медицинское сообщество, в целом, продолжает игнорировать перспективное лекарство от растущей глобальной угрозы мировому здравоохранению.

 

Профессор Мануэль Гузман в своей лаборатории

 

«На самом деле, несмотря на определённые успехи каннабиноидов в терапии некоторых видов раковых заболеваний, не следует забывать, что данный недуг имеет очень комплексную и запутанную природу», сообщает доктор. «В целом, онкологическая практика выделяет около 150 форм раковых опухолей, причём каждая из них может иметь сотни, если не тысячи уникальных молекулярных вариаций, с точки зрения гистологии. Проще говоря, перед тем, как заявлять, что конопля, или некое активное вещество из тканей растения является средством, эффективном в модулировании или лечении рака, нам следует определиться, о каком именно типе заболевания из всего отмеченного разнообразия, мы ведём речь. Безусловно, я сам, по своей практике знаю, что каннабиноиды довольно эффективны в сдерживании и даже обращении прогрессии некоторых форм рака. Однако, никто не может гарантировать, что подобные вещества и их смеси с другими каннабиноидами и терпенами, будут иметь подобный эффект на другие подтипы заболевания. Нельзя исключать той возможности, что хорошо показавшие себя в терапии определённых форм рака экстракты не окажут подобный эффект на другие типы опухолей, или даже несколько иные вариации было поддавшегося лечению недуга. Всегда есть высокая доля вероятности, что подобное лекарство, просто не подействует в несколько изменённой ситуации, либо вовсе, окажет негативный эффект на здоровье пациента».

 

По словам доктора, до сих пор, имеющиеся исследования и испытания проводились лишь в отношении лишь одного типа рака: Глиобластомы, с которой, собственно, он сам проводил испытания более чем десятилетней давности. В частности, следуя выводам его работы, компания GW Pharmaceuticals, промышляющая производством терапевтических каннабиноидных экстрактов, приступила к проведению своих собственных испытаний в клинических условиях. На данный момент, тесты каннабиноидов, соответствующие требованиям первой и второй стадии глобальных стандартов медицинских испытаний, продолжаются, под завесой секретности. Единственное, что пока известно об их результатах широкой общественности, так это, что компания тестирует формулу своего противоэпилептического средства на основе конопли, под названием Sativex, содержащее равную пропорцию ТГК и КБД в форме сублингвального экстракта, в комбинации с препаратом темозоломидом, являющимся распространенным веществом, используемым в процедуре химиотерапии, для сдерживания прогрессии глиобластомы.

 

Немногие публичные данные экспериментов, гласят, что комбинация каннабиноидного лекарства с препаратом для химиотерапии, примерно на 30% увеличивает шансы на выживание в течение года для пациентов с глиобластомой. Говоря точнее, получается, что совместное использование Sativex с темозолидом увеличивает срок жизни добровольцев с 369 дней, до, примерно, 550 дней, по сравнению с использованием только стандартных методик терапии.

 

«На данный момент, тесты, проводимые GW, являются единственными из известных мне клинических испытаний, направленных на проверку терапевтических свойств каннабиноидов в терапии раковых заболеваний», сообщает журналистам доктор. «При этом, испытания строго соответствуют установленным стандартам: Они проходят в слепом и случайном порядке, что означает, что ни медики, ни участники теста не знают, какие именно вещества демонстрируют наблюдаемые эффекты».

«Безусловно, подобные испытания являются движением в правильном направлении. Имеющиеся данные уже демонстрируют высокую эффективность подобного комбинированного лечения в терапии глиобластомы, находящейся в рецессивной стадии развития. Однако, как я отмечал ранее, анализы подтверждают лишь ранее известные данные об эффективности каннабиноидов в терапии одного подвида раковых опухолей. Возможно, экстракты конопли не менее эффективны и в терапии других типов заболевания, однако, проведение подобных тестов, насколько мне известно, до сих пор не рассматривается ни в одной стране мира», отмечает Гузман.

 

На второй стадии испытаний, GW планируют проверить эффективность комбинированного лечения в терапии активных форм глиобластомы, продолжающих расширяться в тканях мозга пациента. Параллельно, группа учёных из Австралии объявила о проведении наборы добровольцев с аналогичным диагнозом для тестирования эффективности каннабиноидных экстрактов в терапии глиобластомы, при совместном использовании подобных продуктов со стандартными процедурами радиологической и химической терапии рака. Тестов же в отношении иных форм рака, или клинических испытаний каннабиноидных экстрактов в отдельности от иных методик терапии, похоже, пока что не предвидится.

 

Медленная скорость прогресса из-за отсутствия спонсоров

 

По мнению профессора Гузмана одной из ключевых причин, объясняющих столь медленный прогресс исследований в отношении противораковых свойств каннабиноидов, заключается в излишне строгих стандартах, применяемых санитарными и медицинскими органами в отношении лекарств, связанных с коноплёй, а также отсутствие серьёзного интереса к рискованным, в условиях климата продолжающейся глобальной криминализации растения и его компонентов, исследованиям, со стороны потенциальных спонсоров, вроде фармацевтических компаний, которые, обычно активно продвигают клинические испытания инновационных лекарств.

 

«Проведение клинических испытаний осложняется тем фактом, что терапевтическим компонентом в данной ситуации, является ТГК, вещество, обладающее заметными психоактивными свойствами, находящееся из-за них в глобальных запретных списках», отмечает в интервью доктор. «Ввиду крайне строгих ограничений в отношении вещества, а также других каннабиноидов, учёные попросту не могут получить к нему открытый доступ. Данный же фактор отпугивает от перспективных испытаний частных инвесторов, которые, несмотря на возможность обнаружение по-настоящему революционного лекарства, опасаются потенциальных санкций и рисков провала испытаний, связанных с уже упомянутой комплексной природой раковых заболеваний. Иными словами, пока статус конопли радикально не изменится, исследования в её направлении будут идти с невероятно медленной скоростью».

 

Доктор также предположил, что немногие заинтересованные в разработке лекарств на основе конопли фармацевтические компании, могут намерено тормозить прогресс исследований, в желании отпугнуть от перспективных разработок конкурентов.

«Как мы видим на примере с GW, испытания каннабиноидов проходят в крайне строгой секретности. Хотя, как врач, я против подобного подхода к изучения лекарств, потенциально способных спасти десятки миллионов жизней по всему миру, я понимаю логику за подобной скрытностью компании. Фирма вложила в данный проект очень крупные деньги, что обусловливает её желание обезопасить все имеющиеся данные о потенциально стоящем миллиарде патенте. Таким образом, широкая доступность конопли, сыграла с учёными злую шутку: Поскольку активные вещества можно буквально вырастить на грядке, даже малейшие крупицы полезной для медиков информации о противораковых свойствах каннабиноидов, будут активно скрываться заинтересованными в коммерциализации потенциального лекарства сторонами».

 

Ссылаясь на подобную логику действия компании, Гузман обращет внимание, что фирма специально выбрала в качестве цели испытаний глиобластому: форму рака, возможность терапии которой подтверждается рядом независимых, частных исследований. Опираясь на известные данные, находящиеся в общем доступе, а также природу заболевания, формально признаваемого санитарной службой США «редким и экзотическим», GW пытаются минимизировать свои финансовые риски, балансируя расходы на испытания разными соответствующими грантами от правительства страны.

 

Наконец, доктор заметил, что сама компания, являющаяся безусловным глобальным лидером на рынке конопляных лекарств, также активно саботирует возможность проведения частных и корпоративных исследований в данном направлении, с помощью тактики «патентной бомбы», применяемой в отношении разных формулировок концентрации и соотношения каннабиноидов.

 

«В частности, GW уже оформила в ряде стран, где высока вероятность проведения столь сложных испытаний, ряд патентов, в которых указаны гипотетически эффективные смеси и концентрации каннабиноидов», сообщает доктор. «Соответственно, с помощью подобной деловой хитрости, компания может автоматически получить права интеллектуальной собственности на подобные типы целебных экстрактов конопли, в том случае, если некая другая организация, или даже физическое лицо, внезапно смогут подтвердить в клинических условиях эффективность подобной смеси в качестве лекарства от рака. Очевидно, что в подобных условиях никто другой не желает заниматься проектом, выгоду из которых получит лишь одна фирма, контролирующая всю ситуацию».

 

Рекомендации в плане самолечения раковых заболеваний с помощью конопли

 

Учитывая тот факт, что клинические испытания в отношении использования каннабиноидов в терапии рака, завершатся ещё очень нескоро, доктор Гузман поддерживает желание многих миллионов людей самостоятельно экспериментировать с коноплёй, в поисках эффективного средства терапии недуга. Однако, он предупреждает всех сторонников самолечения о необходимости соблюдения базовых правил персональной безопасности в подобной практике.

 

«В первую очередь, в лечении стоит использовать исключительно стандартизованную, выверенную в плане концентрации активных веществ и общего качества продукцию», сообщает он. «Если точное соотношение каннбиноидов не известно потребителю, то он просто рискует своим здоровьем, глотая «волшебные бобы». Без точных гарантий состава и чистоты экстракта, случайно можно употребить крайне психоактивную форму продукта. В худшем же случае, пациенты могут столкнуться с поддельными или загрязнёнными токсинами продуктами, которые не только негативно повлияют на их и без того ослабленный организм, но и станут причиной для трагедий, которые противники терапевтического использования каннабиноидов, поспешат использовать против наблюдаемой в отношении конопли оттепели».

 

«В целом, при получении проверенного продукта, следует помнить о стандартных практиках безопасного использования психоактивных средств в самолечении. Говоря конкретнее, начинать процедуры следует с минимальных активных дозировок, постепенно повышая их по мере применения экстракта. Конкретнее, дозировку следует повышать раз в течение 3–4 недель при регулярном использовании, для улучшения эффекта акклиматизации организма к психоактивным и физиологическим эффектам каннабиноидов», отмечает доктор. «Помимо этого, следует всегда учитывать тот факт, что эффекты ТГК следует балансировать с помощью КБД. Смесь с соотношением 1:5 ТГК к КБД обеспечивает хорошую синергию терапевтического воздействии, при это сводя к минимуму возможность проявления психоактивного эффекта ТГК».

 

«Не следует забывать про эффект десенсибилизации СВ1 рецепторов тела при частом контакте с фитоканнабиноидами. По этой причине, при активном использовании экстрактов растения конопли в самолечении, следует регулярно делать перерывы сроком в 3–5 дней примерно каждые 3–4 недели активно потребления продукта».

На вопрос о том, следует ли потребителям экстрактов конопли разглашать информацию об использовании подобных средств в терапии раковых заболеваний своим врачам, доктор Гузман заметил, что сделав поправку на возможные риски санкций, подобные данные можно огласить медику, что поможет специалистам в сфере онкологии на частных примерах собирать данные о практическом использовании каннабиноидов в лечении разных видов рака.

 

«Безусловно, если лекарство имеет эффект и при этом свободе пациента ничего не угрожает, подобную информацию следует сообщить врачам, желательно, как в можно более подробных деталях», сообщает он. «Непосредственно сами потребители также могут оказывать подобным образом посильное влияние на более широкую адаптацию конопляных лекарств в практику онкологической медицины. В конце концов, учитывая скорость продвижения формальных исследований, именно подобный способ распространения данных о целебных эффектов каннабиноидов, может позволить совершить прорыв в плане отношения сообщества медиков к их использованию в терапии рака. По сути, подобная тактика уже сработала в отношении применения конопли в терапии хронической боли, депрессии и эпилепсии. Не исключено, что если голосов в поддержку конопли в качестве онкологического лекарства станет больше, медики и власти начнут прислушиваться к подобному мнению и станут активнее стараться изучать возможность подобного применения каннабиноидов».

 

«Лично я с оптимизмом отношусь к возможности подобного использования каннабиноидов и искренне надеюсь узреть глобальную революцию в отношении к данной группе веществ до того, как я уёду на пенсию», также отмечает доктор. «Хотя даже данные моих собственных испытаний не могут подтвердить 100% эффективность каннабиноидов в терапии рака, я уверен, что вещества, вроде ТГК и КБД, как в отдельности, так и в комбинации с другими методиками терапии, могут стать довольно эффективным инструментом в сдерживании онкологических недугов, позволяя многим миллионам людей жить полной жизнью, а не ожидать смерть. Остаётся надеется, что со временем, данные «с полей» подстегнут скорость клинических испытаний, и конопля, наконец то, сможет использоваться по всему миру в качестве официального средства терапии рака. Однако, для достижения подобной цели, как врачам, так и самим больным, занимающимся самолечением, следует разглашать данную информацию и стоять за своими словами, а не просто молчать».

 

----

 

Публикуется с разрешения А. Пангаева

 


Еще статьи
Сообщить об ошибке


Подписка на новости

* Поле обязательное для заполнения

Оформить заказ: