Факты и цифры

Сивка-бурка

20.07.2017 - 1855 просмотров

 

Иллюстрация к сказке  Виктора Михайловича Васнецова

(русский художник-живописец и архитектор, мастер исторической и фольклорной живописи)

 

Было у отца три сына: два умных, а третий — дурак. Пришло время, стал отец помирать и говорит: «Вот, сыны, как я помру, вы по одному три ночи приходите на мою могилу». И умер. Ну, конечно, сыновья обязаны выполнить отцовский приказ. Стали они конaться, и выпало: в первую ночь идти на могилу старшему брату, во вторую — среднему, в третью — младшему, Иванушке.

 

Приходит первая ночь. Старший брат и говорит: «Ваня, иди за меня ночуй!» Ваня взял лыка пучок, конопли, кленовое полено, соломы беремя и пошел. Приходит на могилу, сел; кочеды́к в руке — плести лапти не плетет, а кочедыком постукивает.

Вот приходит полночь, могила вдруг задрожала, а из могилы человеческий голос: «Кто на могиле?» — «Я на могиле».— «Ты, дурак?» — «Я, дурак».— «Вот от меня тебе награда. Ходит в заповедных лугах свинка — золотая щетинка. Твоя будет!» — «Спасибо, батюшка!»

 

Рассвело; приходит Ваня домой, братья встречают: «Ванюшка-то, Ванюшка-то — живой!»
      

Приходит вторая ночь. Среднему брату надо идти. Средний брат и говорит: «Ваня, иди за меня ночуй!» — «Ладно!». Взял он лыка пучок, конопли, кленовое полено, соломы беремя и пошел.       Приходит на могилу, сел; плести лапти не плетет, а кочедыком постукивает. Приходит полночь. Могила вдруг задрожала, а из могилы человеческий голос: «Кто на могиле?» — «Я на могиле!» — «Ты, дурак?» — «Я, дурак».— «Вот от меня тебе награда: ходит в заповедных лугах бык золоторогий. Будет твой!» — «Спасибо, батюшка!»

 

Настало утро. Идет Иванушка домой, братья его встречают: «Дурак, дурак! Живой идет!» Удивляются.


Приходит третья ночь. Ваня говорит: «Ну, я за вас ночевал. Идите вы хоть оба за меня». А они: «Теперь как хочешь, мы свою очередь отбыли!».  Ну, он взял лыка пучок, конопли, кленовое полено, соломы беремя и пошел. Пришел, сел на могилу: плести лапти не плетет, а кочедыком постукивает. Вот полночь пришла, могила задрожала, а из могилы человеческий голос: «Кто на могиле?» — «Я на могиле».— «Ты, дурак?» — «Я, дурак».— «В заповедных лугах ходит Сивка-бурка, вещая каурка. Пусть она будет твоей!» — «Спасибо, батюшка!»


Наступило утро; идет Ваня домой, а братья встречают его, удивляются: «Смотри-ка, смотри-ка, дурак идет!»

 

Старшие братья были женатые, Ваня же — холостой. А у царя была дочь. Пришло время ее замуж выдавать. Вот царь построил дом в двенадцать венцов, посадил дочь наверху и сказал: «Кто до моей дочери на коне доскачет, тот будет ей жених».

 

Собрался весь народ. Пошли братья глядеть. Дурак говорит: «Возьмите меня!» Они начали его всякими словами ругать, а он: «Все равно я там буду!» — «Приди-ка! Мы тебя побьем!».   Ушли они.

 

Иван-дурак вышел в задние ворота и свистнул-гаркнул: «Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мной, как лист перед травой!» Сивка-бурка бежит — земля дрожит. Прилетела. Он в левое ухо влез: напился, наелся, в правое — нарядился. И такой стал молодец — ни вздумать, ни взгадать; ни пером описать! И поехал; братьев своих быстро догнал — как хлестнет их плетью!


Подъезжает к тому дому; Сивка-бурка скакнула — на шесть венцов сразу же, однако шесть венцов еще осталось. Он тут же умчался, превратился в прежнего Иванушку, отпустил Сивку-бурку, вернулся домой и залез на печь. Приезжают братья и рассказывают: «Какого мы молодца видели!» — «Не я ли то, братцы, был?» — «Э-э-э, не ты ли? Вот побьем сейчас!»

 

Прошло время, царь опять собирает народ. Пошли и братья. Иванушка просится: «Возьмите меня, братцы! Я погляжу, что за царская дочь!» — «Куда тебе!» — «Ну, ладно». И они ушли.

 

Он вышел в задние ворота, свистнул-гаркнул — Сивка-бурка и кати́т, лишь земля гудит. Подлетела, он в левое ухо влез: наелся, напился, в правое — нарядился. Такой стал молодец — ни вздумать, ни взгадать, ни пером описать! Поехал; обгоняет весь народ, катит — вся земля дрожит! Догнал братьев — хлестнул плетью. Подъехал к тому дому. Сивка-бурка скакнула — три венца до дочери царя осталось! Он быстро вернулся, отпустил коня, прибежал домой и лежит на печи. Вернулись, братья и рассказывают: «Вот это молодец! Сроду не видали!» — «Не я ли, братцы?» Обругали они его.

 

Прошло время, царь опять собирает народ. И опять братья пошли: «Айда, поглядим! Может, приедет тот молодец...» А Иванушка просится: «И я поеду смотреть!» — «Куда тебе, урод!» — «Все равно там буду!» — «Приди только! Побьем!» И ушли.

 

А Иван вышел в задние ворота и свистнул-гаркнул: «Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мной, как лист перед травой!» Сивка-бурка катит, лишь земля гудит. Прилетела — он в левое ухо влез: напился, наелся, в правое — нарядился. И такой стал молодец — ни вздумать, ни взгадать, ни пером описать. И поехал; братьев опять по разу плетью хлестнул... Подъехал он к тому дому; Сивка-бурка как скакнула, так на все двенадцать венцов! Дочь царя Иванушке именным кольцом лоб заклеймила, поцеловала его и отдала кольцо. Он быстро вернулся. Сивку-бурку отпустил, кольцо завернул в лохмотья, лоб перевязал полотенцем и забрался на печь. Приходят ­братья и рассказывают: «Э-э-э, ну и молодец! Достал все же. Теперь свадьба будет».

 

Иван говорит с печи: «Не я ли это, братцы?» — «Э-э-э, не ты ли! А что со лбом?» — «С печки упал».— «Ну вот — с печи упал!» И обругали его.

 

Настала ночь, а Ване интересно посмотреть кольцо. Развернул лохмотья — в избе так все и засияло. «Дурак, не порти спички!» — «Я и не порчу!».

 

На другой день царь собирает генералов, чтобы среди них найти того молодца. Собрал и никак не находит. Собрал тогда купцов и тоже не находит. Собрал мужиков — и среди них нет! Приходит Иванушка во дворец. Дочь царя увидела у него кольцо именное и клеймо на лбу, подошла, взяла его за руку и повела к отцу: «Вот, папаша, мой суженый-ряженый!»

 

Рассердился царь, да делать нечего. Построили им избенку сзади дворца и живут они в ней. Так прошел год. И вот услышал царь, что в заповедных лугах ходит свинка — золотая щетинка. Захотелось ему иметь ее. А у него были еще зятья. Говорит он им: «Поезжайте, поймайте ее!». Они уехали.

 

Приходит жена Вани в избушку. «Что у папаши новенького?» — спрашивает он. «Да вот свинка — золотая щетинка ходит в заповедных лугах. Собрались все зятья и поехали ее ловить».— «И я поеду! Попроси у отца какую-нибудь лошаденку, поеду погляжу свинку — золотую щетинку!» Она приходит к отцу: «Папаша, дай лошадь: Ваня тоже хочет поехать!» — «Возьми позади двора!».

 

А позади двора — кляча стояла; сел Ваня на нее задом наперед, выехал за город, дернул ее за хвост — и кожа слетела: «Сороки-вороны! Вот вам от царя жалованье, от меня обед!» Свистнул-гаркнул: «Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мной, как лист перед травой!»

 

Сивка-бурка катит, лишь земля гудит. Прилетела, он в левое ухо влез — напился, наелся, в правое — нарядился. И такой стал молодец — ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать! И поехал. Зятьёв обогнал — они его и не видели... В заповедные луга приехал, расставил белый шатер и лежит в нем, как генерал какой-нибудь. И они заехали в эти заповедные луга. А свинка — золотая щетинка мелькнула, как птица,— и нет ее. Вот едут они и увидели шатер, а в нем человека: «Что за человек? Может, знает, где свинка — золотая щетинка!» — «Здравствуйте!» — «Здравствуйте!» — «Далеко ли ездили?» — «Да вот царь дал наказ поймать свинку — золотую щетинку, а мы не только поймать — и не видели ее как следует!» — «Чего не пожалеете? Я ее вам поймаю!» — «Да, батюшка, ничего не пожалеем!» — «Я с вас дорого не возьму — у каждого из спины по ремню в палец или в два шириной!» И вырезал у них из спины по ремню. Потом поманил свинку, она подошла к нему, он взял ее и отдал зятьям, а сам их обогнал и дома опять полеживает дурачком. Пришла жена. Он: «Что?» — «Да что, привели зятья свинку... А мы тут, несчастные, живем!» — «Обожди, и у наших ворот праздник будет!» — «И как он придет-то к нам на задворки? У нас не будет праздника!» — «Будет!»

 

Прошло время. Царь опять услыхал: ходит бык — золотые рога в заповедных лугах. Собрал он зятьев: «Ну, слуги мои верные, слышал я, что бык ходит златорогий в заповедных лугах! Нельзя ли поймать его?» — «Да что ж? Поймали же свинку!» И поехали.

 

Приходит жена Вани домой. Он: «Что у папаши нового?» — «Уехали быка златорогого ловить!» — «Иди попроси лошаденку». Она приходит: «Папаша, Ваня тоже хочет поехать в заповедные луга поглядеть на быка».— «А есть кляча на заднем дворе, пусть берет!» Она пошла, взяла, насилу доставила. Ваня сел на нее задом наперед, за хвост держится. Она глядит: «Эх, милый мой, и садиться не можешь как следует!»

 

А он выехал за город, дернул клячу за хвост — кожа слетела: «Сороки-вороны, вот вам от царя жалованье, от меня обед!» И свистнул-гаркнул: «Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо, мной, как лист перед травой!». Сивка-бурка катит, только земля гудит... Прилетела. Он залез в левое ухо — напился, наелся, в правое — нарядился. И стал такой молодец, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером описать! Поехал и опять зятьев обогнал — они его и не видели. Приехал в заповедные луга, расставил белый шатер и лежит-полёживает. И они заехали в заповедные луга. А бык только рожками им мелькнул. Они: «Разве его поймаешь!»

 

Едут, увидели шатер: «Подъедем, не тот ли молодец опять?» — «Здравствуйте!» — «Здравствуйте. Что здесь делаете?» — «Да ездим вот, быка золоторогого ловим!» — «Чего не пожалеете? Я поймаю...» — «Батюшка, что хочешь возьми, ничего не пожалеем!» — «Я с вас не много возьму: у каждого с правой ноги по мизинцу отрежу, и всё».

 

Согласились они, он отрезал по мизинцу и завернул в платок. Потом поманил быка, тот подбежал; Иван поймал его и отдал им. А сам опять обогнал их, приехал домой и полеживает на печи. А жена пошла во дворец: там — пированье, боже мой! Она наплакалась и идет назад: «Там пируют, а у нас что?» А он опять ей: «Погоди, и у наших ворот праздник будет!» — «Откуда он придет?» — «Придет!»

 

Прошло опять время, и услышал царь, что ходит в заповедных лугах Сивка-бурка. Собрал зятьев (а Ваню и не зовет) и говорит: «Ну, зятья мои верные, я слышал, что в заповедных лугах ходит Сивка-бурка, вещая каурка. Не постараетесь, не поймаете — и не приезжайте назад!» — «Поедем. Поймали же свинку — золотую щетинку и быка золоторогого!» Собрались, поехали.

 

Приходит жена к Ванюшке. Он спрашивает: «Что новенького у папаши?» — «Да что, уехали Сивку-бурку ловить!» — «Ну, поди и попроси лошаденку для меня». Она пошла и попросила. Царь опять дал клячу. Иван сел, ­вы­ехал за город, дернул ее за хвост — шкурка и слетела. «Сороки-вороны! Вот вам от царя жалованье, от меня обед!» Свистнул-гаркнул: «Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мной, как лист перед травой!» Сивка-бурка катит — земля гудит. Прилетела, он в левое ухо влез — напился, наелся, в правое — нарядился. И стал такой молодец, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером описать! И поехал. Обогнал их, приехал в заповедные луга, отпустил Сивку-бурку, расставил белый шатер и лежит-полеживает. Вот и зятья заехали в заповедные луга, а Сивка-­бурка только мелькнула гривой — и нет ее. «Да разве поймаешь ее!» — говорят они. И увидели опять шатер: «Давай подъедем, не тот ли молодец?» — «Здравствуйте!» — «Здравствуйте!» — «Далеко ли ездили?» — «Да ездили — тут Сивка-бурка ходит, и царь послал ее поймать. Да разве поймаешь!» — «Чего не пожалеете, если вам поймаю ее?» — «Да ничего не пожалеем!» — «Ладно, я с вас дорого не возьму: у каждого с правой руки по мизинцу!»

 

Они согласились. Он поймал им Сивку-бурку, отдал, они ее увели. А ему пришлось пешком идти.

 

Пришел домой. И жена приходит. Он спрашивает: «Ну, что у папаши?» — «Да привели Сивку-бурку. Пируют — боже мой!» — «Ай -да посмотрим, как пируют».

 

Приходят. Жена прошла вперед: «Папаша, мы пришли с Ваней» (первый раз, а то и не ходили). Ну, конечно, царь ему подал рюмку. А он спрашивает: «Папаша, а что зятья в перчатках сидят за столом? В помещении,— говорит,— тепло».— «А это,— царь говорит,— их воля. Как желают, так пусть и сидят!» — «А ты заставь их снять перчатки!» Царь засмеялся, полюбопытствовал: «Снимите,— говорит,— он как глупый!» Сняли они перчатки — мизинцев нет. А Ваня вынимает их; как приставит, так и прирастают: «Вот это за Сивку-бурку».

 

Царь ему вторую рюмку подает. Вот он выпил и говорит: «А ну-ка, папаша, повели им разуться — сапоги снять с правых ног!» — «А ну-ка, зятья, разуйтесь!» Смотрит сам: «Так, нет мизинцев!» А Ваня достал мизинцы, приставил — приросли. «А это,— говорит,— за быка золоторогого!»

 

Тогда царь ему третью рюмку наливает. Ваня выпил и говорит: «Вели им заворотить на спине рубашки!» Царь тут уж весело говорит: «А ну-ка, заворотите!» Завернули они рубашки, а на спинах — полосы. Ваня достал платок, развернул его, а в нем ремни из кожи лежат. Он приложил их к спинам зятьев — они и приросли. «А вот это,— говорит,— за свинку — золотую щетинку!»

 

Понял все царь и говорит: «Ага, видно, этот человек и ловил это все!» А Ваня вышел на крыльцо, как засвистел, загаркал: «Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мной, как лист перед травой!». А она была заперта на двенадцать замков, чтоб не убежала. Разбила все и встала перед ним. Он в левое ухо влез — напился, наелся, в правое — нарядился. И такой стал молодец, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером описать! Вошел он во дворец и говорит: «Вот теперь я царский зять!»

 

Царь тех зятьев прогнал, а ему отдал полцарства. И зажил Ваня с женой счастливо. И сейчас живут. Я недавно у них был, мед-пиво пил, видел, что живут великолепно.

 


Еще статьи
Сообщить об ошибке


Занимательные факты
СВД против акне
20.05.2022

Выявлен положительный эффект применения СВД против прыщей

Гербицид для органического земледелия
20.05.2022

Одобрено применение на конопле

FACTORY OUTSOURCE WEEK
20.05.2022

Совместить бизнес с исторической экскурсией

Подписка на новости

* Поле обязательное для заполнения

Оформить заказ: