Факты и цифры

Русские льняные печати

10.05.2024 - 218 просмотров

Сегодня в России практически нет производства льна. Жалкие 40 тыс. га, раскиданных по стране, отсутствие надлежащей первичной переработки, а, тем более, собственного прядения свидетельствуют о том, что страна, если не случится чуда, покидает «избранный клуб  лучшего волокна в мире – северного шелка». О былом величии русского льна, возможно, будут вспоминать по русским свинцовым печатям - экспонатам зарубежных музеев археологии Великобритании. Удивительно, но в нашей стране подобных коллекций нет либо им не уделяют достойного внимания.

 

Кстати, и англичане до недавнего времени тоже не особо вникали в суть печатей. В отчетах об археологических раскопках и обнаружении металла обычно писали: "иностранного происхождения" или "печати для тюков российского льна" имеют кириллические буквы и другие цифры (Coleman & Cox 1996, 94). Сегодня установлено, что многие печати содержат большое количество информации - происхождение, содержимое запечатанных тюков, инициалы или имена владельцев и инспекторов в России, которые отвечали за надлежащий экспорт и контроль качества тюков, к которым они были прикреплены.

 

Связаные одной нитью

Лён и конопля выращивались в Англии, например, в Шотландии, но их было недостаточно для развивающейся текстильной промышленности. В результате Великобритания стала импортировать огромное количество русского льна из Прибалтики. Это было выгодно, так как в конце XVIII века английские крестьяне добились повышения заработной платы, в России же затраты на работников были столь малы, что даже при доставке кораблями стоимость импортного сырья оказывалась ниже, чем собственного. К тому же, через российские порты Прибалтики уже импортировалась древесина для судостроения. Поэтому покупка дешевого льна из того же региона имела экономический смысл.

 

Британия была не одинока в использовании низких затрат на рабочую силу в России - в какой-то момент российская льнопромышленность стала почти глобальной монополией, производя 90% всего мирового производства льна.

 

В Кромарти (Шотландия), где прядильщики ткали изо льна ткань, а из пеньки – мешки, в 1772 году даже была построена огоромная мануфактура (здание сохранилось и переоборудовано под жилье). Позже на ней русское волокно использовали для изготовления канатов. Затем готовая продукция отправлялась по всему миру, особенно в Вест-Индию. Масштаб торговли впечатляет: продукция мануфактуры оценивалась примерно в 1808 году в 25 000 фунтов стерлингов (Alston 2006, 162-165). Эта международная отрасль на протяжении десятилетий была неотъемлемой частью местной экономики, в ней работали сотни людей.

 

Печать с тюка льна, экспортированного из порта Архангельск в России. Печать идентифицирует груз как лён и место, откуда он был доставлен -  из нижнего течения реки Сухона. Также указан экспортный порт Архангельск и портовый инспектор. Печать была найден в реке Йео недалеко от Кредитона. Майкл Патрик считает, что лён приобретен для производства льняной ткани на льнокомбинате в Фордтоне, недалеко от Кредитона.

 

Другим крупным потребителем русского льна и пеньки в 18 веке был Ланкастер - крупный порт и центр судостроения. Только Брокбанкс, крупнейшая верфь города, произвела 127 кораблей в период с 1763 по 1817 год.  Еще больше было построено на других верфях меньшего размера. Для них требовалась парусина. Кроме того, в регулярном переоборудовании и ремонте нуждались корабли, заходящие в порт. Поэтому паруса и канаты пользовались большим спросом.

 

 

О поставках русского льна свидетельствует небольшая коллекция свинцовых печатей размером не более двадцати пенсов  Морского музея Ланкастера. Известно, что они были изготовлены для тюков льна, импортированных из России в конце 18- начале 19 веков и, скорее всего, обработанных в таможне Ланкастера на набережной Святого Георгия. Российские инспекторы прикрепили пломбы, свидетельствующие о том, что лён был проверен и обложен налогом перед экспортом, и на каждой пломбе проставлены дата и место проверки.

 

Российская пломба для тюков льна. На лицевой стороне (слева) в верхней строке указано ‘Инспекция льна’; имя инспектора ‘E: ЛЕВОШЕВ’. В двух средних строках; и в нижней строке "H50", номер поста или станции, где проводилась инспекция. На оборотной стороне (справа) буквы "NP" указывают на то, что отгрузка была произведена через порт Нарва на Балтийском побережье; ‘AP’ - инициалы производителя или агента, а "12H" означает лен высшего сорта. 1794 год был годом проверки и отгрузки. 

 

В книге "Торговля парусиной в Ланкастере в восемнадцатом веке" Маргарет Робинсон делает вывод, что в период расцвета порта изготовление парусов (и канатов) изо льна было прибыльным бизнесом. Он приводит имена нескольких крупных производителей парусины: Ричард Эдмондсон - владелец фабрики на Мур-лейн в Леонардсгейте (в 1779 году заключил деловое партнерство с Робертом Инманом, занимавшимся импортом балтийской древесины и льном); Джозеф Белл - льноторговец и владелец ткацкого цеха на Бэк-Лейн;  Dilworth & Morrison - владельцы мельницы на Мур-лейн, которые были зарегистрированы в 1775 году как производители парусины и канатов из льна; Джон Кендал в Skerton (Скертоне), предприятие которого по тем временам было крупным – на нем действовало 14 ткацких станков, несколько крахмальных рам, двухшнековый упаковочный пресс, сновальный станок и каландры для отделки поверхности парусов.  Причем женщины также были вовлечены в производство парусов изо льна, как и мужчины.

 

Найдено металлоискателем

После извлечения из тюков печати выбрасывались. А на поля они попадали с удобрением из навоза, фекалий, мусора с улиц, в которые добавляли льняные отходы после очистки поступившего сырья (Gauldie, 1969). Не удивительно, что на полях, в садах и древних жилищах в окрестностях Ланкастера и в Шотландии, особенно в окрестностях Эдинбурга, Кромати, Бирлинн, графства Файфа находят множество русских печатей (тюленей). Только на заводе High Bentham Mills историки-энтузиасты обнаружили более 1400 свинцовых печатей, которые были прикреплены к тюкам, импортируемым в Великобританию. Они изготовлены из свинца или свинцового сплава с оловом в различных пропорциях и с двусторонними оттисками штампов. Многие печати, так как пролежали в земле несколько столетий, сильно повреждены лемехами и коррозией.

 

Наиболее полное описание печатей из разных городов России и руководство по их  идентификации дал Джон Салливан в статье «Свинцовые печати российского производства в Файфе». Российские печати-тюлени делятся на три основные группы. Одна группа состоит из печатей, изготовленных в Архангельске (ARX {АРКА}),  вторая - из печатей, изготовленных в Санкт-Петербурге (CAB {SPB }) и Нарве (NP {NR}). К концу 19 века Нарва была крупным промышленным городом региона и соперничала с Ревелем (Таллинном) в качестве порта. Причем все печати с обозначением NP до 1829 года являются печатями для льна, а все печати до 1829 года с SPB - печатями для конопли. Третья группа (обозначают буквой «С»), включает значительное количество печатей 1780-е  - 1830-е годов, надписи на которых не дают очевидного представления об их происхождении.

 

Определить точное значение некоторых букв и цифр, которые регулярно встречаются на некоторых российских печатях, особенно на печатях группы С, пока не представляется возможным. Наиболее вероятно, что печати с двумя либо тремя буквами без сопроводительных цифр на стороне даты на печатях Архангельска и Санкт-Петербурга являются инициалами владельцев экспортируемых товаров, а фамилии, полностью указанные на стороне с индатированием всех печатей, принадлежат владельцам или производителям импортируемы товаров.

 

Для чего были нужны печати?

В начале XVIII века коррупция и взяточничество в российской торговле были настолько распространены, что потребовалась система контроля качества – БРАК (англ. brack), введенная Петром Великим в 1712 году для определения качества и правильной сортировки определенных товаров, предлагаемых на экспорт. в России бракеровка стала обязательной при экспорте и импорте из таких товаров, как лён, пенька, пакля, древесина, сельдь. Ее цель - гарантировать интересы торговцев, как продавцов, так и покупателей, путем официальной сертификации качества для товаров, выставленных на продажу.

 

В 1721 году таможенные правила были ужесточены и соблюдались более строго (Огородников 890, 170-71 ). Была учреждена должность "бракера" - человека, который нес общую ответственность за проведение браковки. Для поведения фактической проверки привлекали десятника, человека, избираемого самими бракерами и который, под присягой, работал под их непосредственным руководством.

 

Для обеспечения надлежащего контроля товаров в Санкт-Петербурге и Архангельске были созданы дополнительные специальные комиссии и введены суровые наказания за ненадлежащее поведение. Например, Маккаллох (1869, 614) так описал процесс в середине девятнадцатого века: "Когда лен доставляется в основные российские порты, откуда он отправляется, его классифицируют в соответствии с его качествами и собирают в пучки присяжные инспекторы (бракеры), назначаемые правительством. Правительство отвечает за ассортимент этого и всех других товаров. Говорят, что эти чиновники выполняют свои обязанности с похвальной беспристрастностью и точностью… Хороший лен должен быть хорошего яркого цвета, хорошо отделяться от пакли, кодиллы или более грубой части растения и иметь длинные, тонкие и прочные волокна".

 

 

Русская печать из свинцового сплава, датированная 1802 годом. Крепилась к тюку льна для подтверждения его качества. Найдена в Бишоп Бертон, Восточный Йоркшир.  Л.Д. (Льняной Досмотр), печать из Санкт-Петербурга. Во второй и третьей строках указаны инициалы и фамилия сотрудника по контролю качества С. Демьянова (был главным инспектором льняной инспекции). В последней строке указана дата проверки. 

 

В 1829 году система классификации балтийских портов дала сбой и доверие к ней было утрачено., Поэтому после 1828 года печатей с обозначением NP нет. Архангельская же служба репутацию сохранила. Поэтому все печати после 1840 года  -только печати из Архангельска

 

Франция убила русскую и английскую льняную отрасль

На протяжении многих десятилетий 18-19 веков Россия была крупнейшим в мире экспортером льна и конопли, а Великобритания - ее основным потребителем. Наполеоновские войны 1803-1815 годов изначально повысили спрос на судостроение и изготовление парусов, поскольку многие корабли были потеряны или повреждены в боях. Но в 1807 году франко-российский Тильзитский мирный договор обязал Россию прекратить торговлю с Великобританией. Вплоть до 1813 года ни одно русское торговое судно с Балтики не прибыло в Ланкастер. 

 

Уничтожение основных путей снабжения сильно ударило по британским производителям льняных тканей. Длительная война с Францией из-за опасности нападения на море осложнила внешнюю торговлю в целом. В результате судостроение в Ланкастере постепенно пришло в упадок, а вместе с ним - уменьшалась потребность в парусах и веревках.

 

Примерно в то же время хлопок начал заменять лён в качестве волокна, причем используемого и для одежды, и для парусины. Вместо низкооплачиваемых российских рабочих производители хлопка в Вест-Индии полагались на полностью неоплачиваемый труд порабощенных людей, доставляемых из Африки. 

 

Льняная промышленность не смогла конкурировать, импорт и производство в конечном итоге остановились. 

-------   

 

По материалам 1,2,3

 

 

 

 

 

 

  


Еще статьи
Сообщить об ошибке


Занимательные факты
Сказ о голубом цветке
29.05.2024

И его чудесных превращениях

Подписка на новости

* Поле обязательное для заполнения

Оформить заказ: