Факты и цифры

Сказ о голубом цветке. Продолжение 2

29.05.2024 - 246 просмотров

НАЧАЛО 1,2  

 

Стократ усилены руки современного земледельца. Но техника — это только средство достижения конкретных результатов. Иметь хорошую пашню, трактор, сеялку и семена — маловато для урожая. Надо еще вычислить сам процесс сева, его технологию. А это — целая наука!

 

Сроки сева определяются теперь не на глазок и не по приметам, а с термометром в руках. Температура почвы в момент сева 12—13 градусов — значит, семена прорастут на четвертый или пятый день. В почве 7—8 градусов — жди всходы на одиннадцатый день. А посеешь семена при 5 градусах — дней двадцать и не заглядывай на поле... Опытные льноводы выбирают «золотую сере дину». Конечно, чем раньше, тем лучше, но... почва должна прогреться как минимум на семь градусов, иметь нормальную влажность (не более 60 процентов) и не налипать на сошники сеялки. Все это входит в такое понятие, как «спелость» почвы. Понятие, конечно, не новое. Народные приметы — «кукушка закуковала, пора сеять лен», «лучшее время для посева льна, когда гниют грибы подъельнички» и многие другие — прежде всего учитывали поспевание почвы. Весна ранняя — и сев ранний. Поздняя — и сев та кой же. Так было, так будет...

 

Норма    высева  измеряется,   конечно  же,   не   крестьянской пригоршней. Для получения высокого урожая волокна и хорошего его   качества   мало   одной   приметы:    «сильно   рябина   цветет — к урожаю льна». Необходимо еще, чтобы на квадратном метре вы росло не менее 1600 стеблей льна-долгунца, склонных к полеганию, 1900 среднеустойчивых и 2200 неполегающих. В этой зависимости соответственно и высевают от 23 до 34 миллионов всхожих семян на гектар пашни. А конкретная норма высева зависит от массы тысячи семян, которая может колебаться от трех до пяти граммов. Здесь-то и начинается «высшая математика» урожая. И крестьянин самоучка ее уже не осилит. Не помогла бы ему и церковноприходская школа... Прежде всего, определяют посевную годность семян: процент их чистоты умножают на процент лабораторной всхожести и   полученное  произведение  делят  на   100.   Затем   установленное (или   рекомендуемое   к   севу)   количество   семян   на   один   гектар умножают на 100 и еще на массу тысячи семян — и все это делят  на  процент  посевной  годности.  Полученное  так  называемое частное (энное количество килограммов семян на гектар) — и будет нормой высева, на которую можно смело настраивать сеялки...

 

Способы посева также были предметом многолетних исследований ученых и специалистов. Долгое время считалось, что посев льняными сеялками с шириной междурядий 7,5 сантиметра обеспечивал наиболее высокий урожай волокна и семян. Но, как говорится, все течет, все изменяется. Теперь, как высчитали ученые, сеять лен с междурядьями 4— 6 сантиметров более эффективно: на одно растение приходится в среднем около четырех квадратных сантиметров площади питания. Говорят, такая   площадь — оптимальная...

 

Глубина заделки семян требует к себе особого внимания. Глубоко посеешь — не досчитаешься всходов: они будут изреженные. Мелко — опять же в итоге низкая всхожесть. В зависимости от почвы глубина высева регулируется от 1,5 до 3 сантиметров.

 

Каждый уважающий себя и свою профессию льновод, конечно же, знает всю эту научно выверенную хрестоматию весеннего сева. Он знает и нечто большее: ни одно хозяйственное растение не требует столько осмотрительности в выборе семян, как лен, ни у одного растения семя не имеет такого громадного влияния на количество урожая, как у льна! Знает он и то, что истинный кормилец земледельца — не земля, а растение. И потому все его искусство, как земледельца, состоит в «удовлетворении требований растения»... А жизненный опыт, как известно, одушевляет любую теорию. Вспоминаю беседы с механизаторами на весенних полях Калининской, Новгородской, Псковской, Смоленской областей. Да, они знают, как обрабатывать почву, как настроить сеялку, как хранить семена и готовить их к севу. Они в совершенстве владеют техникой и могут вести сев с «ювелирной» точностью...

 

Но вот вопрос: обязательно ли надо им знать историю льноводства, представлять себе биографию растения, которому отдается столько сил?

Задавая такой вопрос льноводам, часто слышал в ответ: «Об этом мы как-то и не думали... Знаем, что лен давно на земле растет... В   книжках   по   льноводству   об   истории   его   говорится   мало...

 

А самим узнать подробнее?  Отчего же,  можно.  Только в какой книжке?»

И подумалось вот о чем. У каждой профессии есть своя история. Свои первые крылья, свой паровой котел или вольтова дуга. А земледелие — оно вроде бы всегда было и будет. Как солнце, как звезды, как весна. Оно привычно. Оно есть, потому что должно быть!

 

Мы примечаем: ясная круторогая луна летом или переполненный звездами Млечный Путь — к хорошей погоде; багровые зори — к ветрам; лучи от солнца пучками вниз — к дождю... Но при этом мы удивляемся не свету солнца, луны или мерцанию звезд, а тому, что потом происходит с погодой. Для нас важно совпадение примет. Мы видим солнце или ночное небо — этакими барометрами, приземляем их до уровня своих забот. Нас не волнует, взойдет ли завтра солнце. Знаем: взойдет! Нас волнует, какая будет погода...

 

Мы — в плену своих повседневных земных дел. Мы торопимся жить. Нам некогда остановиться, и просто посмотреть на восходящее солнце, и задуматься над тем, что кто-то же под его лучами начал первым ковырять землю, чтобы бросить в нее семена. Спросить бы себя: откуда же взялись эти семена? Но... «все как-то недосуг».

 

А ведь уже две с половиной тысячи лет прошло с тех пор, как на архитраве храма Аполлона в Дельфах появилась надпись «Познай себя». Мудрецы знают, что путь человека к совершенству, путь к истине лежит через самопознание. Продолжим же и мы этот древнейший ритуал. Давайте еще немножко помечтаем. Конкретизируем — в качестве вывода — все то, что нам уже стало известно из богатейшей истории льна и льноводства. Пока только всемирной истории!

 

Итак, чуть-чуть воображения — и светом далекой звезды высветятся в нашем сознании картины все того же каменного века, когда, по образному определению основоположников марксизма, люди только начали производить необходимые им средства к жизни и этим самым «выделились» из мира неосознающей себя природы.

 

...СНАЧАЛА волокна узколистного льна были просто-напросто найдены людьми на земле, как остаток его разложившегося стебля. Затем, когда находка понравилась и ее «по своему разумению» применили в быту, все племя стало уже сознательно искать эти волокна. Сменялись поколения людей, годы складывались в века... И в один прекрасный момент «первобытный вундеркинд» средней дикости вдруг замыслил самостоятельно добыть волокно из пожелтевшего, вызревшего стебля какого-нибудь родоначальника льна культурного...

 

Жизнь в то время была полна всяческих приключений, разнообразий и неожиданностей. Можно было бы составить целый перечень   волокнистых   веществ   из   растительного мира, которые употреблял человек. Но этот первобытный способ пользования волокном без предварительной его подготовки или выработки для нас не представляет интереса. Ведь нам важен исторически реальный момент, когда человек перестал довольствоваться тем, что давала ему природа в своем первозданном виде, а приложил интеллектуальные силы для производства (хотя и примитивнейшего!) льнопродукции. Нам важно представить себе тот счастливый момент, когда кто-то из наших предков додумался собрать семена льна и под лучами теплого солнца разбросать их по пашне так же, как и зерна пшеницы...

 

Все эти предположения — по Дарвину. Ведь именно он считал, что «дикие обитатели каждой страны, найдя после многих горьких опытов, какие растения полезны или могут стать полезными при различных способах приготовления, спустя некоторое время должны были сделать первый шаг к возделыванию их, сажая эти растения вблизи своего обычного жилища». Дальше — больше: «...а так как почва вблизи лачуг бывает до некоторой степени удобрена, то рано или поздно должны были появиться улучшенные разновидности». И пришло время, когда козьи шкуры (или шкуры других животных) уступили место более легкой и практичной в быту льняной мешковине. Охота и рыболовство получали все большее развитие. Человек обрастал одомашненными животными. И без льна ему уже было просто не обойтись.  Вначале твердый луб,  волокно,  потом веревка, канат, шпагат, а затем и пряжа, сети, паруса, полотно для одежды — все это становилось предметами первой необходимости. И началась эра примитивного ткачества...

 

Так это было или иначе — суть дела не меняется. Главное то, что человеческая любознательность и предприимчивость получили наконец реальную отдачу: наряду с хлебопашеством, родилась еще одна отрасль земледелия — льноводство! Ну а история древнего мира — устами своих поэтов и мыслителей, роскошью одежд и загадками саркофагов, окаменелостями очагов и жилищ, засыпанных пылью веков,— донесла до нас, как мы уже убедились, только сам процесс совершенствования этой отрасли.

 

*    *    *

 

Чтобы по достоинству оценить тысячелетние плоды содружества голубого Цветка и Человека разумного, позволю себе небольшой экскурс в «страну дремучих трав» — зеленую Мастерскую Природы, где под влиянием света, тепла и воды создаются органические вещества из ее неорганизованных элементов.

 

Известно, что на нашей великовозрастной старушке планете есть превеликое множество растений, которые цветут и плодоносят исключительно на пользу человеку. Как считают специалисты, только одних овощей люди употребляют в пищу почти 550 видов! Многоцветное творение природы — из полутора тысяч видов пищевых, технических и лекарственных культурных растений! — украшает наш быт, радует глаз, питает и обогащает вкус. «Растение,— как понял его академик Василий Робертович Вильямс, — является той лабораторией, где природа изготовляет целый ряд веществ, без которых человек и животный мир не могли бы просуществовать и одного дня. Белки, крахмал, клетчатка, сахар, жиры, огромное количество органических кислот, алкалоиды, воск, эфирные масла, целый ряд красящих веществ — все это является результатом жизнедеятельности растительного организма. Из небольшого числа простых тел: углерода, азота, кислорода и водорода, калия, из вести, фосфора, серы и некоторых других, поглощаемых растительным организмом в виде очень простых соединений, образуется в нем бесконечный ряд самых разнообразных веществ, составляющих сложнейшие комбинации тех же простых тел».

 

Свежую,   прохладную  воду  и   напитки,   хлеб  и  молоко,   жар кое и салаты, консервы и сладости,  самые различные приправы и   пряности — все   эти   «прелести   жизни»   дает   нам   творческая деятельность  самых  обыкновенных  растений,  растений-великанов и растений-карликов. Они, оказывается, могут, если не все, то очень многое. Как и люди, они имеют свои достоинства и недостатки, привычки и характеры. Они неповторимы по красоте, цвету, вкусу, запаху. Одни растения могут исцелить человека, другие — убить. Одни   вспыхивают,   как   порох,   другие — не   горят.   Одни   любят болото, другие — пустыню. Они приспособлены ко всему: расцветают и днем, и ночью, на солнце и в тени, на черноземе и на камнях;  кто-то  из  них  любит  весну,  а  кто-то  осень,  кому-то  нравится дождь, а кому-то нужен ветер...

 

Несть числа удивительным свойствам, которыми обладает зеленый, цветущий наряд нашей планеты. Об этом, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать. И все-таки я осмелюсь утверждать, что ни одно из диких или окультуренных человеком растений, за исключением разве что пшеницы, никогда не имело на Земле такой давней, повсеместной и устойчивой популярности, какую имеет — Linum usitatissimum L.! С легкой руки древнеримского писателя Апулея он так и остался в мировой истории «чистейшим из растений», одним из «самых лучших плодов земли»!

 

*    *    *

Весьма примечательно, что это «травянистое растение с волокнистым стеблем и богатыми маслом семенами» выросло в глазах людей — в буквальном и переносном смысле! — только тогда, когда сами люди смогли увидеть и распознать таланты зеленого самородка и воспользоваться ими, развить их. Лен стал своего рода мерилом человеческой культуры. Он вызвал у народа ответные таланты!                                                     

 

По мнению Чарлза Дарвина, есть у культурных пород замечательная особенность: приспосабливаться не к пользе самого растения или животного, а к потребностям или прихоти человека. Так вот, за пять тысячелетий известного нам содружества Льна и Земле дельца, Льна и Ткача накоплен весьма солидный рекламный проспект прекрасных свойств и великолепных достоинств этого волокнистого феномена.

 

В мифологии многих народов льняная ткань, легкая, как дыхание, была первой тканью-одеждой, которую сотворили для себя боги перед появлением на земле. И родился — культ. Белые льняные одежды стали обязательными для «полномочных представителей» богов — верховных жрецов и первосвященников всех восточных религий. А вот своего рода сюрприз Истории льноткачества: оказывается, ленты египетских мумий сделаны из такого тонкого полотна, что в некоторых из них, как считают специалисты, «на один квадратный дюйм (примерно 6,25 квадратного миллиметра.— В. С.) приходится 150 ниток основы и 71 утка». Ничего не скажешь, мастерская, талантливая работа! Потребление египтянами льняных тканей было для того времени поразительно велико. Приведу одну цифру. Хотите верьте, хотите — проверьте: на все известные нам мумии пошло около 420 миллионов (!) килограммов льняного полотна.

 

Чтобы продолжить этот необычный послужной список, надо обязательно вспомнить и о том, что в родосском городе Линдосе, в храме Минервы показывали, по свидетельству Плиния, льняной нагрудник египетского царя Амазиса, в котором каждая тонкая нить была скручена из 360 тончайших волокон. Об этом же даре Амазиса Афине Родосской упоминает и Геродот.

 

Испокон веков известно еще одно удивительное свойство льна. В Риме, в гробнице, сохранившейся от древнего храма Венеры, находится несгораемый саван. Вплоть до нынешнего столетия церковники выдавали его за «величайшее чудо». Саван не горел в огне и не боялся влаги. А секрет «священного савана» вполне объясним. Оказывается, древние римляне изготовляли его из асбестовых волокон, смешанных с волокнами льна. Полученную ткань бросали в огонь. Лен, сгорая, как бы отдавал все свои силы асбестовой ткани, закалял ее в своем огне...

 

Ни Египет, ни Рим — не исключение. «Белые, отделанные пурпуром» одежды из льняных волокон очень ценились у греков. Прялка и веретено, «божественные, тонковоздушные ткани», «покрывало и цвет нежнейший из лена» — знакомы каждому, кто читал Гомера... Вся древняя Галлия занималась тканьем полотна, и даже «самые крайние обитатели земли» — кельты вывозили в Италию свое «голландское» полотно. А рионский (колхидский) лен — к радости рыбаков! — считался лучшим материалом для изготовления сетей. Можно еще вспомнить и «Льняную книгу» этрусков, написанную в VII веке до нашей эры... Под льняными парусами открывали Землю Колумб и Магеллан... Одним словом, во все времена льноткачество занимало умы людей. И даже Наполеон Бонапарт в перерывах между войнами и государственными интригами предложил в одном из своих декретов миллион франков тому, кто сконструирует простую и удобную машину для прядения льна...

*    *    *

Таковы дошедшие до нас рукописные свидетельства необычайной популярности нашего героя растительного мира — волокнистого долгунца-молодца с голубыми глазами.

 

Я еще ничего не говорю о льноводстве в России. О непревзойденных русских долгунцах, которые во всех странах послужили основой для выведения сортов прядильного льна. И не говорю об этом вполне сознательно. Как сказал поэт, у советских — собственная гордость!

 

Развитию льноводства и льноткачества на Руси (с незапамятных времен и до наших дней) будет посвящена вторая глава. А сейчас у нас с вами, как и было оговорено, этакое обзорно-всеохватное знакомство со льном.

 

«ОЙ, ЛЕН МОЙ ЛЕН, весь народ в тебя влюблен. Голубой, как небо, чистый, золотистый, шелковистый, будь и крепок и силен!» — слова этой песни вполне могут быть интернациональными.

 

«В самом деле, кому незнакома яркая, сочная зелень, по которой еще издали можно узнать полосу, засеянную льном? — восклицал К. А. Тимирязев.— Кто не видал вблизи его тонких, стройных былинок с голубыми, слегка поникшими цветками? Кто не имел в руках его гладких, блестящих, как бы отполированных семян? Словом, кто не видел, как он растет, цветет, приносит плод?»

 

Да, лен можно признать нашим общим знакомым. Точнее даже добрым знакомым. Для всех!

Но вот, что любопытно.

 

О том, что есть такое растение и что из него делают красивые ткани  и еще весьма многое  и многое — знают,  конечно, все, от мала до велика. Кстати, специалисты подсчитали, что можно получить с гектара льняного поля, если уродится на нем 8 центнеров семян и 37 центнеров тресты. Вот своего рода формула льнопроизводства:  урожай тресты, собранный с одного гектара льняного поля, равен 1220 метрам ткани плюс 120 мешков, столько же килограммов веревки да еще более 10 килограммов бумаги. А из восьми центнеров семян получается 160 килограммов масла, 200 килограммов  жмыха  и  еще  столько  же  различной  продукции для химической,   парфюмерной,   медицинской,   пищевой   промышленности. К тому же примерно полтора центнера семян еще останется для посева...

 

О такой вот конкретной полезности льна, я повторяю, знают очень многие. Тех же, кому знакома «яркая, сочная зелень», воочию видел «полосу, засеянную льном»,— смею утверждать, уже значительно меньше. И совсем мало найдется ботаников-любителей, которые, распознав «душу» льна, отчетливо представляют себе, как он растет, как «цветет, приносит плод».

 

Ну, что ж, пора, я думаю, восполнить этот пробел в нашем бытовом  естествознании. Право же, не  стоит  ограничивать себя чисто потребительским отношением ко льну. «Смотри в корень!» любил говаривать известный нам «доброжелатель»,  «поэт даровитый» Козьма Прутков.  Памятуя об этом призыве, давайте и мы с вами посмотрим в самый что ни на есть настоящий льняной корень.

 

*    *    *

 

Итак, будем любознательны!

Будем помнить, что природа оделила нас замечательным даром: радостью видеть и понимать ее. И есть особый смысл в образной формуле бытия, осмысленной философами, — мы живем не тем, что съедаем, а тем, что перевариваем. А чтобы переварить знания, надо поглощать их с аппетитом. Так что давайте пожелаем друг другу приятного «аппетита». Ведь в данном случае нам предстоит «переварить» научную информацию не только о внешности нашего растения, но и о его внутреннем строении, а также о тех жизненных явлениях, которые способствуют вызреванию в его стебле добротного лубяного волокна.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ 


Еще статьи
Сообщить об ошибке


Занимательные факты
Льняно-конопляные новости. 2024. Июль. Ч.3.
19.07.2024

С начала года о стоимости льна и конопли мировые торговые агенства упорно молчат

Льняно-конопляные новости. 2024. Июль. Ч.3.
19.07.2024

С начала года о стоимости льна и конопли мировые торговые агенства упорно молчат

Журнал Лён и конопля. 1967. №7
18.07.2024 11:00

Номер оцифрован Дмитрием Ильковым

Подписка на новости

* Поле обязательное для заполнения

Оформить заказ: