Звоните:8 (985) 613-53-98
Пишите:info@rosflaxhemp.ru
Факты и цифры
Каталог предприятий

Конопляный бизнес в современной России

12.12.2016 - 1057 просмотров
Автор: К. Сироткин

Конопляный бизнес в современной России

 

В начале 1960-х в СССР насчитывалось более полумиллиона гектаров посевов промышленной конопли. Однако борьба с наркоманией практически уничтожила коноплеводство - одну из ведущих отраслей сельского хозяйства  и  традиционный для России промысел до присоединения СССР к Всемирной единой конвенции о наркотических средствах 1961 года. Сейчас в России коноплей занято около 2,6 тыс. га. И одним из крупнейших производителей конопли в России , по данным РБК,  стал Дмитрий Большаков.  Успех не случаен и не для рядового гражданина. 

 

                 Как стать магнатом

 

До 2012 года  конопляный магнат был одним из ключевых членов команды Бориса Громова и отвечал за все финансовые потоки Подмосковья, в том числе снабжение газом сотен тысяч жителей региона. Коноплей же Дмитрий Александрович занимается с 2014 года, и сейчас ему принадлежит бизнес полного цикла, обороты которого растут с каждым годом.  Предприятие ему досталось от однокурсника - Станислава Кругликова. Тот сначала торговал мебелью, экспортировал цветные металлы, издавал книги с генеалогическими изысканиями для «новой русской аристократии». А в 1995 году получив по бартеру вагон шпагата,  создал компанию «Кона» для дистрибуции веревочных изделий.

 

Затем Дмитрий Большаков стал владельцем ООО «Мордовские пенькозаводы» (бывший Инсарский пенькозавод). По данным Минсельхоза, «Мордовским пенькозаводам» принадлежит крупнейшие по площади плантации технической конопли в России — 600 га. Кроме этого, отставные военные (третий компаньон Дмитрия Александровича - Валерий Лапонов, тоже  однокурсник по Московскому высшему военному командному училищу) создали «Ассоциацию производителей русской пеньки, в которую вошло еще несколько более мелких производителей, выращивают и перерабатывают коноплю на своих заводах в Адыгее, а также торгуют готовой продукцией в Москве и Подмосковье. Канаты и шпагат «Кона» поставляет в Московский зоопарк, торговую сеть «Ашан», театр под руководством Олега Табакова, Производственное объединение имени Василия Ивановича Чапаева, региональное управление ФСИН и другие организации.

 

Сейчас в конопляный холдинг магната входит несколько производственных предприятий, занимающихся производством и переработкой индустриальной конопли. Крупнейшим из них является ООО «Мордовские пенькозаводы» (г. Инсар, Мордовия), в котором Д.А. Большакову с февраля 2014 года принадлежит 100%. Компания производит пеньковолокно для канатов, веревок, шпагата, костру (удобрение, подстилка для животных), семена (масло и корма для животных).


ООО «Кона-Текс» и ООО «Компания Кона» (в каждой идентичная структура собственников и  акции по 25% распределены между Д.  Большаковым, С. Кругликов и А.. Лапоновой и С. Киреенко) продолжают заниматься торговлей веревок и шпагатов.   Площадь посевов Адыгейской пеньковой компании (по данным СПАРК совладельцы: Аскер Хачемизов -61,76%, Станислав Кругликов -18,3%, Валерий Лапонов - 19,13%) не превышает 30 га.

 

                      Точка возврата

 

О возрождении отрасли начали говорить в середине 2000-х. Даже возглавлявший ФСКН Виктор Иванов  говорил о пользе технической конопли, поскольку содержит в разы меньше ТГК, чем марихуана необходимая растаманам. Однако пока в стране  разрешено выращивать только сорта, содержащие в сухой массе листьев и соцветий верхних частей растения не более 0,1% наркотического тетрагидроканнабинола (сейчас в России 26 таких сортов).

Содержание ТГК в промышленной конопле контролируют соответствующие подразделения полиции. Они берут на анализ   пробы травы непосредственно в поле и в случае обнаружения нарушений посев выкашивают, а  производителей штрафуют. Поля ООО «Мордовские пенькозаводы»  тоже регулярно инспектируют не только наркополицейские, но окрестные наркоманы. По словам Дмитрия Александровича, последние обрывают коноплю, но, убедившись, что от нее никакого толка, теряют к ней интерес.  «Местные полицейские говорят: раз нет наркоманов вблизи посадок — значит, у вас все чисто».
 

                      Тормоза бизнеса

Производство пеньки из отечественной конопли (из нее делают сердечники для стальных канатов) — практически монополия Большакова и его партнеров.  Однако расширить спектр использования конопли пока не удается, хотя, например,  в Европе блоки из экологически чистой конопли используют  для строительства домов, ткань  применяют для отделки салонов автомобилей. Наш автопром, поскольку « кризис, и не до конопли»,  пока в облегчении и улучшении формы корпусов машин не заинтересован.

Еще одна перспектива - разработка пороха из конопли в рамках программы импортозамещения,  о которой рассказал «Российской газете» Владимир Никишов (зам.начальника центра боевых припасов по спецхимии при ЦНИИХМ»)  –  тоже остается прожектом. При этом, по данным украинских СМИ, состоящий на 70% из конопли порох уже используется украинской армией и даже выигрывает по характеристикам у аналогов.

                   Коноплеводство - не для слабых и бедных

Дмитрий Большаков отказался назвать РБК объем своих инвестиций в конопляный бизнес, равно как и их источник. При этом он отметил, что вернуть вложенное ему пока не удалось: бизнес тяжелый и затратный. Но по данным базы СПАРК в 2014 году компания получила выручку 6,6 млн. и чистый убыток 4,2 млн руб., а  в 2015 году «Мордовские пенькозаводы» Большакова вышли на прибыль чуть более 10 млн руб. Принадлежащие Большакову и его партнерам компании «Кона» и «Кона-текс» в прошлом году принесли чистую прибыль 14,9 и 24,3 млн руб., соответственно (в 2014-м — 4,9 и 6 млн руб.). Их выручка тоже заметно растет — в 2015 году 340,5 и 290 млн руб.,  соответственно,  против 309,6 млн и 190 млн годом ранее.

Начальник государственного Агентства по производству и первичной переработке льна и конопли «Лен» Владимир Коновалов говорит, что первоначальные инвестиции в производство конопли должны составлять миллионы евро, а отдача может быть лишь через несколько лет. При этом затраты на выращивание одного гектара конопли в агентстве оценивают в 18–19 тыс. руб. «Конопля — дорогая культура. Чтобы ею заниматься, нужен большой инвестиционный пакет. Только один специальный комбайн стоит миллион евро. На тысячу гектаров нужно два-три таких комбайна», — говорит эксперт. Один коноплеуборочный комбайн, который обошелся в $300 тыс  у Д. Большакова все же есть. Однако машина затратна в эксплуатации, и мордовские коноплеводы проявляют смекалку, переделывая «под коноплю» другую сельхозтехнику. Исходя из этих цифр, инвестиции Большакова в проект должны были составить как минимум 30 млн руб.

Андрей Кузин, директор занимающейся производством и продажей конопляной продукции (в основном масла) нижегородской ГК «Конопель», которая в 2015 году получила прибыль 55 тыс. руб., считает, что больших денег на конопле не сделаешь, в основном это удел энтузиастов: «Люди начинают узнавать о конопле, потихоньку отрасль набирает обороты. Но культура сложная, продукт дорогой — не каждому по карману». Он отмечает интерес россиян к конопляному маслу, но никак не к домам.

Несмотря на это, регионы надеются на ренессанс коноплеводства. В Мордовии даже принята региональная целевая программа развития производства и переработки конопли, согласно которой к 2017 году посадки конопли будут увеличены до 900 га

Подготовлено по материалам статьи Кирилла Сироткина.

Фото для аватара - Алена Кондюрина


Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/business/16/11/2016/5819f3d39a794779dda99e20


Еще статьи Сообщить об ошибке



Подписка на новости
* Поле обязательное для заполнения
Оформить заказ: