Факты и цифры

Лен выживет в связке "От поля до прилавка"

02.06.2017 - 866 просмотров
Автор: Галина Шлосберг

 

Льноводство почти весь прошлый век было ключевой отраслью сельского хозяйства в Верхневолжье. Площади посевов льна-долгунца в регионе превышали 180 тыс. гектаров – это сопоставимо с четвертью территории современной Москвы. По итогам 2016 года в Тверской области было засеяно всего 6,8 тыс. гектаров, что оставляет мало поводов для оптимизма. 

 

Основная проблема – в финансировании. У предприятий для полноценной работы не хватает оборотных средств. Господдержка сельхозпроизоводителей существует, но выделяемые средства в разы меньше требуемых объемов. К примеру, на текущую посевную кампанию льносеющим хозяйствам из регионального бюджета выделено 12 млн рублей, которые до сих пор не дошли до аграриев. Еще порядка 50 млн предполагается получить из федерального бюджета, но эти деньги поступят лишь под конец года. Всего же, по мнению участников рынка, для полноценного функционирования им необходимо не менее 70 млн. А значит, аграриям придется сеять за свой счет и в кредит.  Трудностей добавилось и в связи с изменением механизма субсидирования льноводческих хозяйств. Если раньше объем субсидий был «привязан» к количеству засеиваемых гектаров, то теперь деньги выделяются в зависимости от объемов конкретного льноволокна.

 

Еще один неблагоприятный фактор – смена курирующего  отрасль ведомства. Если ранее льнозаводы страны  находились «под крылом» министерства сельского хозяйства (а значит – в более тесной связи с производителями сырья), то с 2014 года предприятия подведомственны министерству промышленности. И произошло это лишь потому, что три года назад изменился Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД). Однако, минпром на свой «баланс» полноценно предприятия принять то сих пор не смогло. И потому о какой-либо финансовой поддержке льнопредприятий говорить не приходится. При этом чиновники в один голос заявляют о важности отрасли для экономики региона и страны в целом, понимают, что в нынешней ситуации все фабрики сектора находятся на грани существования, но дальше разговоров в пользу бедных дело не идет. 

    

Ну и, наконец, последний неприятный сюрприз в этом году преподнесла погода. Заморозки, наблюдавшиеся даже в середине мая, не прибавили оптимизма насчет роста урожайности.

 

 

 

Великий северношелковый путь  

 

Еще в январе 2016 года Президент России Владимир Путин дал поручение премьер-министру Дмитрию Медведеву принять меры по ежегодному наращиванию объемов производства отечественного льна и льноволокна для обеспечения стратегических потребностей государства. Но спустя чуть больше полугода, участники профильного совещания, посвященного вопросам развития льняного комплекса России, пришли к единому мнению, что хотя лен, как культура и имеет свою нишу в мировой экономике, но увеличивать его посевные площади в России нецелесообразно, так как спрос на продукцию из него и на внутреннем, и на внешнем рынках полностью удовлетворен. К слову, во многом это утверждение подтверждается предприятиями легкой промышленности, которые были вынуждены переориентироваться на импортных поставщиков сырья.

 

Такая позиция власти не просто близорука, она губительна для отрасли. Так что получается, что сегодня сохранение и развитие льняной культуры полностью ложится на плечи самих участников рынка, но инициатива их рискует утонуть в бюрократической системе, если не найдет отклика и поддержки. А чиновничий аппарат сегодня ведет себя именно так. По словам соучредителя тверского Центра кластерного развития льноводства, генерального директора ООО «Игра-техника» Николая Корсуна, в областных и федеральных кабинетах власти понимают, что культуру нужно спасать, понимают, что она является перспективной, однако денег на это выделять не готовы. Именно поэтому создание производственных цепочек «от поля до прилавка» – это далеко не единственная цель, которую ставит перед собой Центр кластерного развития льноводства. Отраслевая интеграция, по мысли учредителей Центра, облегчит предприятиям доступ к господдержке: так, взамен сегодняшнего «точечного» финансирования существует механизм получения и последующего распределения субсидий в рамках кластера. Кроме того, такая форма самоорганизации отрасли имеет все шансы выглядеть более привлекательной для частных инвестиций.

 

Еще один важный аспект работы Центра кластерного развития льноводства – инициативы в области законотворчества. Как рассказал нашему изданию соучредитель Центра, генеральный директор ООО «Игра-техника» Николай Корсун, в планах – разработка региональной программы развития кластера с последующей ее увязкой с другими программами, действующими в экономике и социальной сфере. Кроме того, будет инициировано предоставление льгот участникам объединения, в том числе налоговые преференции.

 

год – сохранить отрасль в регионе, завершить объединение предприятий в кластер, заручиться поддержкой региональных и федеральных властей. Начало положено, и у льноводческого кластера есть неплохие перспективы, причем весьма четкие – ведь сейчас интеграция не насаждается «сверху», как это было все предыдущие годы, а становится объективной необходимостью для самих предприятий. 

Галина Шлосберг

Полный текст


Еще статьи
Сообщить об ошибке



Подписка на новости
Оформить заказ: