Факты и цифры

Когда у страха глаза велики

03.12.2017 - 675 просмотров

Парламентская газета опубликовала  статью  Марии Соколовой с громким заголовком: «Коноплю предлагают вывести из списка наркотиков», который, разумеется, должен у обывателя вызвать, как минимум – возмущение.  

 

На деле журналист пытался рассказать о Форуме коноплеводов, который прошел 30 ноября в Общественной палате РФ. Во всяком случае, начало материала представило  позицию ведущих специалистов коноплеводов, озвученную на нем. А суть всех докладов и сообщений однозначно свидетельствовала о том, что развитие отечественного коноплеводства тормозят Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах»,  документы Единой конвенции ООН о наркотических средствах и ряд нормативно-правовых актов.

И это при том, что:

     - во всем мире меняется отношение к технической конопле, и во многих странах коноплеводство активно возрождается;

 

     - созданные в нашей стране высокоурожайные по зерну,  выходу масла и волокна  сорта не уступают, а по ряду

       параметров превосходят зарубежные;

 

      - отечественные сорта бесполезны для наркоманов.

   

      

Хорошо бы журналисту  озаботиться разъяснениями, чем отличается техническая (полезная)  конопля от наркотической, или марихуаны. Но Мария Соколова решила сначала внести неопредленность (мнение депутата ГД РФ В.И. Кашина), а завершила материал убийственным комментарием для конопляной индустрии России:

 

«Если вывести коноплю из-под действия закона о наркотиках, то на конопляных полях будет пастись полстраны, уверен главный внештатный специалист, психиатр-нарколог Минздрава РФ Евгений Брюн. Он считает, что коноплю ни в коем случае нельзя выводить из списка запрещённых препаратов.

 

«Должны быть оговорки, так как её производят для технических нужд, — констатировал он. — Но это наркотик и поля надо охранять».

 

По его мнению, авторы инициативы о выводе конопли из списка наркотиков, скорее всего, хотят удешевить производственный процесс. Особо охраняемое производство обходится дороже, но такова судьба всех производств, которые связаны с наркотиками. Евгений Брюн привёл в пример мак, который тоже выращивают для медицинских и кулинарных целей, но маковые поля остаются под особой охраной.

 

«Одно другому не мешает, — сказал психолог-нарколог. — Да, охрана делает производство несколько дороже, но что для нас важнее — жизнь людей или конопля?»

 

В середине ХХ столетия  именно некомпетентность, а также ангажированность такого же специалиста, только из США, привела к запрету и гибели аграрного коноплеводства и связанной с ним  подотрасли текстильной промышленности.  От услуг таких  советчиков  в нынешнем веке уже отказались в Германии, Франции, Италии, Словакии, Чехии, Латвии, Литве, Нидерландах, Турции, Северной Корее, Чили и даже США. Но запоминается последняя фраза. И, увы, именно выссказывание Е. Брюна, а не информация о пользе технической конопли для страны, которую дает совершенно безопасное растение, запомнится читателям и законодателям. 

 

Обидно, что Издание, обязанное правильно информировать  власть и  гражданское общество, наводит "тень на плетень".

Впрочем, это может быть только позиция М. Соколовой: "как бы чего не вышло"..... 

 

 


Еще статьи
Сообщить об ошибке



Подписка на новости
Оформить заказ: