Факты и цифры

Следственный комитет против льна

02.08.2021 - 510 просмотров

Одной из жарких июльских статей Федерального Сетевого Издания «Время МСК» стало журналистское расследование Е. Карачевой о процессе по делу о субсидиях на развитие льноводства, в котором на скамью подсудимых попали те, кто активно возрождал отрасль льноводства в Смоленской области. Основным обвиняемым стал Владимир Куприянов - экс-депутат Смоленской областной думы, бывший гендиректор АО «Вяземский машиностроительный завод» (ВМЗ), изобретатель, запатентовавший несколько изобретений по сельскохозяйственной технике.

 

Расследование этого уголовного дела длилось два года. Были допрошены многочисленные свидетели. В результате 56 томов уголовного дела в марте 2019 года были переданы в суд для рассмотрения по существу.  Так, по версии следствия, вяземские компании с участием и «под личным контролем» В. Куприянова совершили хищение, выданных государством средств в качестве субсидий на изобретение и последующее применение сельхозтехники на льнообрабатывающих предприятиях Смоленской области. Организованные же Куприяновым сельхозпредприятия по выращиванию и обработке льна, уникальная производственная линия по обработке льна, произведенная совместно с Бельгией, а также изобретенная и изготовленная в количестве двух десятков экземпляров льноуборочная техника – лишь фикция, созданная исключительно с корыстными целями.

 

При этом ни один из шести подсудимых не считает, что нарушил российское законодательство и свою вину не признает. Наоборот, обвиняемые считают, что действия правоохранительных и налоговых органов привели к тому, что предприятия, выпускавшие к началу 2017 года половину льняной продукции Смоленской области, были полностью уничтожены, уникальная линия по переработке льнотресты, дальнейшие разработки по усовершенствованию изобретенных комбайнов и сельхозмашин – остановлены, экономике Вяземского района нанесен непоправимый ущерб. Кстати, выпущенные тестовые варианты машин продолжают работу на полях региона.  

 

Суть юридического прецедента заключается в следующем...

 

Крупнейший в Европе «Вяземский льнокомбинат», основанный в 1964 году и специализирующийся на производстве мешков для муки, сахара, картофеля и других продуктов, который работал круглосуточно и перерабатывал 50 тонн короткого льняного волокна в сутки, в 90-е годы разорился, не выдержав конкуренции с более дешевыми импортными полипропиленовыми мешками.

 

Все изменилось после того, как комбинат был приобретен акционерами Вяземского машиностроительного завода. Специалистам за короткий срок удалось изменить производство, нить сделать прочной. Из дешевого короткого волокна с добавлением хлопка или полиэфира разработали новый вид «смесовой пряжи» для брезента и создали небольшой экспериментальный участок, выпускавший 10 тонн пряжи в месяц, которую продавали на ткацкие предприятия. Со временем на льнокомбинате наладили собственный выпуск брезентов, жаропрочных, водоотталкивающих и даже бытовых и рубашечных тканей.  После обработки сначала на льняном оборудовании, а затем на хлопковом, минимизировались отходы производства, а цена не превышала 250 руб. за 1 кг (при технологии «мокрого прядения» – 650 руб). Текстильщики отмечают, что производство 200-300 тонн такой «смесовой пряжи» могло бы обеспечить сырьем и спасти находившиеся на грани закрытия Вологодский, Костромской и Гаврилов-Ямский льнокомбинаты.

 

Поскольку льна не хватало, ООО «Вяземский льнокомбинат» пришлось создать три крупных льносеющих сельхозпредприятия (ООО «Колхоз Андрейковский», ООО «Колхоз Новосельский», ООО «Терра»), а так как для восстановления плодородия в севооборот нужно было включить кормовые бобовые травы, -  молочную ферму и молокозавод «Новое село».

 

Первый же год выращивания льна выявил массу проблем: в России не было ни семян, ни льноуборочной техники, ни эффективной производительной техники для льнопереработки, а передовое зарубежное оборудование было экстремально дорого. Для решения этих задач в Вязьме создали ООО «Институт инновационных технологий производства и переработки льна» (Институт). Во главе этого института встал Владимир Куприянов.

 

Одна из первых успешных разработок Института – вместо теребления  использование кошения с помощью специальной косилки на высоких стойках стоимостью всего 100 тыс. руб. Для дальнейшего развития предприятия структуры В. Куприянова подключились к государственной программе «Лён 2012-2020». Поддержка государства осуществлялась через областные программы «Развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в Смоленской области» и сводилась к стимулированию роста объемов льнопродукции и техническому перевооружению путем выдачи субсидий на компенсацию затрат на те или иные технологические решения.

 

 

В 2015 году Институту в Вязьме был выделен грант в сумме 50 млн. руб. на разработку и изготовление оборудования с вложением дополнительных собственных средств в количестве 30 млн. В Институте создали стационарный КВЛ-3 и прицепной аппарат КВЛ-1 (для работы в поле), которые из льнотресты делают моноволокно. Себестоимость выращивания и переработки льна при их применении уменьшалась в разы. За основу была взята разработка известного костромского изобретателя Владимира Внукова, который изобрел так называемый дезинтегратор для первичной очистки льнотресты. На оба изобретения в Роспатенте были получены патенты. Таких машин было произведено по 10 штук каждой модели.

 

Для дальнейшей переработки моноволокна «Вяземский машзавод" заключил с бельгийской компанией «Vanhauwaert» договор на поставку части узлов этой линии за 850 тыс. евро и чертежей на остальные узлы (вместо стандартных 2 млрд. руб). В итоге 8 узлов было изготовлено на ВМЗ,  13 – в Бельгии. В апреле 2014 года линию полностью собрали, установили и запустили. Ее полная стоимость составила 78 млн. руб., из которых по программе «Развитие льняного комплекса Смоленской области на 2012-2014 годы» региональный Департамент сельского хозяйства выделил «Льняной Долине» две субсидии на общую сумму порядка 45,1 млн. руб. на часть стоимости производственной линии. Субсидии выделялись двумя траншами с разницей в год, с формулировками: «на техническую и технологическую модернизацию» и «возмещение части затрат на приобретение оборудования для выработки однотипного волокна».

 

К началу 2017 года был создан целый агропромышленный холдинг, объединенный вокруг «Вяземского машиностроительного завода»: три сельхозпредприятия, льнозавод, льнокомбинат, а посевные площади льна составляли 1500 га.

 

Поскольку КВЛ-ы и совместная линия обработки плохо справлялись с обработкой мокрой льнотресты, возникла необходимость в изготовлении сушилки для льна. В короткий срок было создано и запущено в производство собственное сушильное оборудование, что позволило снизить в разы стоимость сушильного оборудования. Многие детали были изготовлены на ВМЗ. При закупке необходимой техники на предприятии вновь положились на помощь государства, и за два месяца до новогодних праздников, чиновники подтвердили, что часть затрат на сушильное оборудование (в переделах 12 млн. рублей) можно будет компенсировать. Колхозы «Андрейковский» и «Новосельский» получили средства от областного Департамента сельского хозяйства на общую сумму порядка 2,3 млн. руб. Но к моменту подачи документов на субсидию для сборки не хватало транспортера, который поставлялся из Костромы, и теплогенератора – из Твери. Так как условие, что оборудование должно быть поставлено на предприятие не позднее 31 декабря, не было соблюдено, УФСБ и Следственный комитет признали получение субсидии незаконным.

 

На Вяземский машиностроительный завод пришли сотрудники областного Следственного комитета России в оперативном сопровождении УФСБ, а налоговая инспекция заблокировала счета «Льняной Долины» и Вяземского Льнокомбината. Руководитель проекта Владимир Куприянов был отправлен под домашний арест, работа предприятий, производивших половину льняной продукции Смоленской области, была полностью парализована.

 

 16 января 2017 года СК возбудил дело. Затем в него добавились претензии налоговой инспекции, которая после камеральной проверки не признала расходы ВМЗ на изготовление своей части совместной линии льнообработки и, назвала все документы о расходах, покупке материалов, зарплаты сотрудников – фикцией. В итоге за «спорный период» ВМЗ был доначислен налог более 5 млн. руб.  А раз субсидии незаконные, то и грант 50 млн. руб., выделенный Минсельхозом РФ в рамках программы «Техническая и технологическая модернизация, инновационное развитие», - расценили как «хищение». Все уголовное дело стали выстраивать вокруг того, что в российско-бельгийской линии отсутствует «российская» часть, а изобретенные, затем модернизированные, построенные в количестве двух десятков агрегаты КВЛ-1 и КВЛ-3 не являются никакой инновацией, никаким новшеством.

 

В ходе судебных слушаний в 2020 году по запросу прокуратуры была проведена и экспертиза российско-бельгийской производственной линии. Экспертизу проводил Ермаков А.Ю. - специалист по ЖКХ от «Агентства оценки Ковалевой и Компании». Его основной профиль - обследование зданий и сооружений, и немного «оценкой машин, оборудования и автотранспортных средств». В ходе экспертизы Ермаков установил, что данный сельхозагрегат «не является новшеством», значит и не требует проведения каких-либо опытов, усовершенствований и испытаний, поэтому «стоимость является завышенной примерно в два раза».

 

Однако специалисты профильного Федерального научного агроинженерного центра ВИМ (ФГБНУ ФНАЦ ВИМ) в своей экспертизе сообщили, что «аналогов КВЛ-1 на 2015-2017 год не существовало. Аналоги КВЛ-3 имелись, но в них отсутствовало устройство для разделения костры и льноволокна – дезинтегратор». Специалистами данного института было подчеркнуто, что даже разные модели комбайнов КВЛ-1 и КВЛ-3, произведенные до 2015-го года и после –значительно отличаются. Что говорит о продолжении в Вязьме исследований, испытаний и последующего производства оптимальных вариантов установок.

 

 

Этим же институтом проведена и экспертиза совместной производственной линии, которая, в том числе, включала осмотр ВМЗ «с целью определения технических возможностей предприятия ОАО ВМЗ». В ходе экспертизы было установлено, что многие узлы и отдельные детали были произведены на ВМЗ. В основном это металлоконструкции, каркасы, рамы, помосты. А в ходе эксплуатации «силами ВМЗ или другими сторонними предприятиями изготовлено технологически важное для линии оборудование, без которого переработка российской льнотресты невозможна». И представленную на экспертизу линию «необходимо было дорабатывать, чтобы она могла перерабатывать российскую льнотресту различного, неоднородного качества, повышенной влажности». Кроме того, в соответствие с контрактом № 2013/05/Vh-903, о поставке бельгийской части линии – «использование только части комплектующих линии без дополнительного оборудования и комплектующих, привнесенных сторонним производителем для переработки льнотресты в моноволокно невозможно».

 

В ходе судебных слушаний Полномочный представитель Чувашии при президенте РФ Петр Чекмарев, который с 2010 по 2017 год работал директором Департамента растениеводства, химизации и защиты растений Минсельхоза РФ, также отметил, что благодаря Куприянову, в Вязьме была построена производственная линия по переработке льнотресты в льноволокно. Раньше такой линии не было. И она является ноу-хау. Субсидию на производство линии дали Куприянову, потому, что именно он смог ее сделать. Также Куприянов производил сельхозмашины, которых раньше не было, и они дорабатывались уже в процессе использования. И в этом была заинтересована вся Россия, чтобы осуществить импортозамещение.

 

Даже если предположить (подчеркиваем - ЕСЛИ!!!), что в финансовых документах были ошибки или средства осваивались не так эффективно, как этого требовали фискальные регламенты, то почему налоговым службам нужно было закрывать и банкротить предприятия, которые начали успешно возрождать льняную отрасль России?  Почему не назначили внешнего конкурсного управляющего? В чьих интересах действуют в данной ситуации налоговая, следствие, прокуратура?

 

Случайно или так совпало, но практически сразу после остановки льняного производства, созданного «Вяземским машиностроительным заводом», в Смоленской области льноводством занялась другая компания, на полях и в цехах которой сейчас работают преимущественно европейские комбайны, линии переработки и котонизации льна. При этом общий объем инвестиций, в том числе государственных, превысил 2 млрд. руб. В Смоленской области такой же зарубежный сценарий реализует еще один льняной холдинг.

 

Кому-то, только не гражданам России, это очень выгодно. Разработчикам же российской сельхозтехники в ближайшее время Вяземский райсуд вынесет приговор. Причем Куприянову за попытку возрождения льняного производства в одном, отдельно взятом регионе грозит лишение свободы до девяти лет...

 

А что в итоге?

 

1. Страна потеряла 50 млн. рублей и четыре года на модернизацию отечественной льняной отрасли, включая машины и оборудование. Возможно, даже никто теперь и не будет браться за такой тяжелый труд....

2. Остановлено производство российской техники для уборки и переработки льна. В итоге на рынке доминируют европейские и китайские  компании

3. Важнейшие для страны льноводческие предприятия в традиционном льняном регионе уничтожены, а инвесторы теряют интерес к льняному сектору

4. Четыреста человек потеряли работу, а Вяземский район – долговременных налоговых отчислений от производства техники для льна и льняной продукции.

5. Доминирование зарубежных компаний в этом секторе экономики, и высокая стоимость оборудования привели к снижению конкурентной способности российского льна.

6. В 2021 году посевная площадь долгунца упала до смехотворных 41,7 тыс. га, а зависимость России от импортного сырья для текстильной промышленности и других отраслей - увеличилась.

 

Полный текст статьи


Еще статьи
Сообщить об ошибке


Подписка на новости

* Поле обязательное для заполнения

Оформить заказ: