Факты и цифры

Ивановцы ждут лён и коноплю

04.06.2022 - 513 просмотров

Ивановская область – старейший текстильный регион России, где отрасль с дореволюционных времен была самодостаточной, так как держалась не только на поставках хлопка из Средней Азии, но собственном лубяном сырье, прядильных, ткацких и швейных предприятиях. В советские годы цепочка стала полной, включая поля, переработку, производственные мощности, науку и образование.  Однако начиная с 90-х текстильщики, в погоне за быстрым рублем, начали сами создавать коллапс в текстильной отрасли, а заодно положили «на лопатки» льняной агросектор региона.

 

Сегодня в области пытаются реанимировать выращивание льна и конопли, однако при этом возникает вопрос: «Заменят ли отечественные лён и конопля импортное сырьё для текстильной промышленности?» Оценку ситуации и попытку ответить на него в журнале ЛегпромРевю делает  Анна Семёнова, обозреватель ресурса 1001inf.ru.  В силу значимости материала, приводим выдержки из статьи…

 

Почему ушел и вернется ли лён?

 

Автор сообщает, что в середине 2000‑х годов ситуация в сельском хозяйстве в Нечерноземье оставляла желать лучшего: многие хозяйства разорялись или балансировали на грани банкротства, люди уезжали из села. Лён же — культура непростая и  требующая специальной сельхозтехники.  Льнозаводы, работавшие в регионе, тоже разорялись — последний из них прекратил существование в 2015 году. Текстильщики постепенно стали ориентироваться на других поставщиков волокна из России и Белоруссии. В итоге к середине 2010‑х годов посевы льна в Ивановской области стали сходить на нет, а в 2017 году в регионе лён вообще не сеяли.

 

Если, по правде, то и льнозаводы, и хозяйства стали разоряться именно по причине того, что текстильщики свое местное сырье стали заменять на завозное, подешевле, и все усилия бросили на хлопок. Правильно отмечает директор департамента сельского хозяйства Ивановской области Денис Черкесов, что такая ситуация прежде всего связана с развалом кооперации между сельхозпроизводителями и текстильной промышленностью

«Сельхозпроизводитель должен понимать, куда он будет поставлять выращенный лён и насколько рентабельно будет его производство. Чтобы обеспечить загрузкой хотя бы одну линию первичной переработки, требуется не менее 700 га посевов льна, специализированная техника, которую невозможно переоборудовать под другие сельскохозяйственные культуры. Не имея гарантированного сбыта, фермеры предпочитают засевать свои земли кормовыми или зерновыми культурами. А брать на себя расходы по строительству льнозавода тоже мало кто хочет, поскольку нет гарантий, что льнокомбинаты купят их волокно».

 

Поэтому сегодня лён в Ивановской выращивают считаные сельхозпроизводители (герои и смельчаки), посевные площади не превышают 370 га, а лён, в основном, идёт на технические нужды (на паклю).

 

«Промышленникам в ситуации до февраля этого года проще было купить волокно у проверенных поставщиков, тем более что белорусские производители периодически серьёзно демпинговали и предлагали цены, которые делали производство волокна в Ивановской области нерентабельным», — поясняет Черкесов. Именно поэтому все проекты по организации первичной переработки льна в регионе, которые прорабатывали местные инвесторы, так и остались нереализованными.

 

Три года назад компания «Смарт Хэмп» стала развивать в регионе проект с технической коноплей. «Здесь инвесторы идут по пути создания предприятий полного цикла, начиная от поля, — говорит Денис Черкесов. — То есть, сначала осваивают посевные площади, затем устанавливают линии по первичной переработке, затем линии прядения и уже готовую пряжу предлагают производителям текстиля». Немного странная постановка вопроса, поскольку урожай нужно как можно переработать и сбыть, а хранить его, тем более в виде тресты либо соломы - это  отложенная прибыль, а то и убытки. Наверное поэтому, компания уже выкупила прядильно-ткацкую фабрику Балина в районном центре Южа.  

 

В этом году компания планирует увеличить посевные площади под коноплей (в 2021 году площадь составила 1400 га) и посеять лён на площади 100 га. По словам руководителя компании, Максима Уварова, переработка лубяных культур производится на имеющемся оборудовании мануфактуры Балина. В планах — установка новых линий. «Мы заказали французское оборудование по переработке, надеемся, что поставщики, несмотря на все сложности, выполнят свои обязательства и уже этим летом линия будет установлена», сообщил обозревателю М. Уваров. Впрочем, для подстраховки «Смарт Хэмп» приобретела б/у линию.

 

Используется и имеющееся прядильное оборудование. «Мы уже выпускаем смесовую пряжу как со льном, так и с коноплёй, — поясняет Максим Уваров. — Если не проводить котонизацию волокна, то получаем лубяную пряжу, смесь льна и конопли. Спрос на такую пряжу тоже есть, она используется как замена джута при производстве ковров и мебели. Отгрузки лубяной пряжи у нас уже идут». 

 

А еще в Юже производят льняную пряжу для брезентов. Основная же позиция, по словам Уварова, это смесовая пряжа лён / конопля № 20 и 27. Из-за скачка курса валюты и сложностей с логистикой сложилась уникальная ситуация, когда такая пряжа оказывается на российском рынке дешевле, чем хлопковая — что и обуславливает высокий спрос на такую продукцию.

 

В планах компании «Смарт Хэмп» расконсервировать имеющийся на фабрике ткацкий цех и запустить производство суровья с использованием лубяных волокон. «Заказы сейчас есть, причём в таком объёме, что мы можем работать в режиме 24 / 7, но многое упирается в сырьё, мощности и кадры», — отмечает директор «Смарт Хэмп». В качестве особой меры поддержки со стороны государства Максим Уваров отмечает создание территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) в Юже. Соответственно, «Смарт Хэмп» может пользоваться льготами по налогам. Кроме того, правительство Ивановской области заявило о ремонте дороги, которая связывает Южу и Ковровский район Владимирской области. «Мы рассчитываем, что это поможет нам решить и проблемы с кадрами, и получить дополнительный рынок сбыта, поскольку в Коврове есть производство мебели и матрасов, а мы производим волокно и нетканые материалы, которые вполне могут заменить кокосовое волокно». 

И тут  интересно понять, с учетом большого конопляного проекта в Вязниках, не будет ли конкуренции между двумя регионами - Ивановской и Владимирской областями за сбыт сырья для матрасов?

 

Лубяной текстиль – это технологии

 

Целесообразней строить цепочки в своем регионе. Заместитель генерального директор ООО «ТексХолдинг» (входит в структуру ТДЛ) Алексей Конов неоднократно выступал на различных мероприятиях с описанием перспектив использования российского короткого льноволокна и конопляного волокна. Пока ситуация не особо поменялась.

 

«Короткое волокно тоже можно перерабатывать, получать неплохие продукты, — подчёркивает Алексей Конов. — В ТДЛ создана технология, которая позволяет из грубых тканей получать текучие льняные и конопляные изделия. Мы научились разделять грубые волокна льна (комплексы) на элементарные волокна уже в готовом изделии. Таким образом, мешковина после некоторой обработки: удаления пуховой массы, сближения нитей основы и утка — превращается в текучую костюмную ткань"

 

Важно, что такое оборудование есть не только в Европе, которая ввела против России санкции, но в Китае и в Индии, так что технологические решения вполне доступны. В компании ТДЛ также разработаны технологии производства тканей, в которых котонизированное волокно используется и в нитях основы, и в нитях утка, что существенно увеличивает разрывные нагрузки ткани (они оказываются выше, чем у гостовской бязи). Есть технология мокрого прядения конопли в смеси с льняными волокнами — из такой пряжи можно создавать жаккардовые изделия. Однако в массовом производстве эти технологии пока не используются, как уже упоминалось, из‑за отсутствия спроса (в том числе по причине достаточно высокой стоимости конечного продукта).

 

Кстати, А. Конов уверен, что: «Можно использовать и коноплю, которую выращивают на семечку, — после мацерации в зимний период. Можно использовать однотипное волокно, из которого после обработки получают так называемый очёс, используемый в смесовых тканях. Причём если льняной очёс сегодня стоит более 200 рублей, то конопляный — 64 рубля». Но для этого требуется внедрить свои, ивановские технологии...

 

Иллюстрация ЛегпромРевю

 

Согласно прогноза, в 2022 году площадь посева и валовый сбор волокна льна и конопли вырастут. Что ж! Пожелаем руководителям региона и бизнесу успешной реализации планов. Пусть слова о цепочке производителей, о кооперации аграриев и текстильщиков, о "Союзе серпа и молота" станут реальностью!  


Еще статьи
Сообщить об ошибке


Подписка на новости

* Поле обязательное для заполнения

Оформить заказ: