Факты и цифры

Надежда на льняной кластер

02.06.2017 - 1636 просмотров
Автор: Ю. Белопухова

Опубликовать беседу с генеральным директором Центра кластерного развития льноводства Тверской области, Н. Н. Корсуном о новой возможности восстановления отрасли в регионе мы планировали еще полтора месяца назад, когда только-только завершилась регистрация Тверского льняного кластера.

 

 

В середине апреля многое вселяло оптимизм. Льноводы области были полны надеж на государственную поддержку. Лён признали стратегической культурой, так как он используется не только в текстильной, но оборонной, космической и других наукоемких областях промышленности. Не случайно на совещании по развитию Центрального Нечерноземья, которое летом 2016 года провел в Тверской области президент России, В.В. Путин. был сделан акцент на льноводстве.

 

Региону, занявшему в прошлом году первое место по площади посева льна-долгунца, была обещана весомая (более 2,5 млрд рублей) государственная поддержка, предназначенная преимущественно для растениеводства. Например, предусматривались субсидии (примерно 8,8 млн рублей) на закупку элитных семян картофеля, зерновых и льна. Губернатор, И. М. Руденя в начале весны обсуждал с представителями научного сообщества создание в регионе селекционно-семеноводческого центра льна-долгунца. Чуть позже было принято решение о строительстве в Тверской области завода для переработки семян, в том числе льняных, на масло. Игорь Михайлович возлагал большие надежды на развитие льняного кластера и считал, что он может стать одним из двигателей тверской экономики, сделать Верхневолжье – льняной столицей России.

 

Однако сначала публикацию задержали обстоятельства, а затем в тверском льноводстве стала складываться негативная ситуация, которую никто не ожидал. И мы решили разобраться, почему это происходит и может ли кластер помочь переломить негативный ход событий. Так рассказ о кластере превратился в анализ проблем льноводства, причем не только тверского, а российского.

 

      Николай Николаевич, в начале апреля казалось, что стоит лишь объединить и скоординировать усилия льноводов, и старинная традиционная лубяная культура вернется в Россию. Увы, тем, кто планировал сеять лен в этом году, не удалось реализовать свои намерения. К первому июня нынешнего года льноводы страны посеяли 33,6 тыс. га (по данным МСХ РФ в 2015 – 59,2 тыс. га, в 2016 - 44,9, по данным ФБГУ «Агентство «Лен» в 2016 г. - 48,5 тыс. га). И, даже если аграрии совершат марш-бросок и смогут до 10 июня посеять лен на оставшейся площади, качественного волокна и хорошо вызревших семян льна будет меньше, чем планировалось. Что же произошло с момента нашего такого позитивного и вселяющего надежды разговора?

 

     А случилось то, что и должно было когда-то произойти. Конечно, остроту положения обострили сюрпризы погоды, которыми, разумеется, в этом году на всех этажах аграрной власти будут объяснять убытки и крах планов. Действительно, погода в большинстве регионов страны задержала посевную на две, а то и три недели, но проблема льноводства кроется в системе управления. Удалось же в районах Белоруссии, граничащих со Смоленской областью, с такой же как в России погодой, завершить посев льна к середине мая. Ларчик успеха открывается просто. В соседнем государстве делают ставку на свое, а не импортное сырье. Поэтому все этапы выращивания и переработки льна, обеспечения необходимой техникой финансируются и координируются в соответствии с государственной Программой непосредственно Президентом и Правительством Республики.

 

     В нашей же стране причина глубокого кризиса льноводства объясняется тем, что свободный рынок разорвал отрасль на части, причем существование которых по отдельности друг от друга лишено смысла и экономической эффективности. Вдобавок в предприятия, ставшие частными и независимыми, «тянули одеяло» каждый на себя, не согласовывали свои действия со смежниками, а государство полностью самоустранилось.

 

     Чем сильнее с 90-х годов прошлого века расходились цели и задачи сельхозпроизводителей и текстильщиков, чем меньше сохранялось партнерских отношений между отдельными предприятиями льноводческой отрасли, тем активнее уходил лен с полей и прилавков магазинов. В некоторых традиционно льносеющих областях он остался лишь в воспоминаниях старшего поколения, а школьникам сейчас могут показать лишь устаревшие, доиндустриальные приемы 18-19 веков. Наглядный пример – Тверская область – одна из главных льняных регионов России. Если в 1991 году в области действовало 49 льнозаводов, а лен выращивался на площади 182 тыс. га, то к началу этого года сохранилось всего 4 перерабатывающих предприятия, а льном планировалось занять 6,9 тыс. га.

 

     Естественно, падение объемов вызвало эффект «домино»: при небольшой численности хозяйств, площади посева деградировала агротехнология льна, перестали реализовываться предложения научных центров, стало не выгодно обновлять и создавать современную специализированную технику для посева, ухода, уборки и первичной и глубокой переработки льна, и, как результат – снижение качества урожая и проблемы с его реализацией. Однако со временем государство все же обратило внимание на лён….

 

    За возделывание льна сейчас отвечает МСХ РФ, а переработку волокна - Минпромторг. К сожалению, межу этими двумя ведомствами нет ни общих интересов, ни взаимопонимания, ни координаций действий. Поэтому нет и общего взгляда на то, каким должно быть российское льноводство, как его развивать. С 2014 года почти полностью потеряна система управления льняной индустрией. Кроме того, поскольку в России льном занимаются частные предприятия, то государство лишь субсидирует производителей, компенсируя часть затрат, но никак не регулирует их работу.

 

Однако год назад ситуация была сложной, но не патовой.

 

    Последнюю пятилетку государственные субсидии, причем по целевому назначению, распределялись МСХ РФ, то есть федеральным органом из центра. А это была, хотя бы, одна точка зрения на льноводство. В этом году государственные средства на поддержку сельского хозяйства и полномочия по их использованию были переданы непосредственно в регионы. И уже местная власть определяет, куда направить средства. Поскольку МСХ РФ, в первую очередь заботит выполнение целевых индексов Программы Продовольственной безопасности, то в приоритете Тверской области оказались «молоко, птица, мясо, зерно, картофель и овощи», а лен, которым гордились, на который возлагали надежды, стал второстепенной культурой.

 

     Нет денег, не на что купить семена, ГСМ, технику. Сеять лен решились лишь те, кто смог взять кредит в банке или найти инвестора. Увы, времени на то, чтобы найти средства почти не оставалось: о том, что область на лен выделяет всего 12 млн. руб. стало известно лишь в середине апреля. Как результат: на начало июня в области льном занята лишь треть запланированных площадей.

 

А как же банки?

 

     Форма современного кредитования - еще одна головная боль отрасли. Она убивает все предприятия льноводства, так как плечо доходности очень длинное – почти год. Иное дело, когда банк или его отделение участвуют в производстве. Именно так функционировало знаменитое РАЛО: деньги давал Рябушинский, курировали выращивание, переработку льна и сбыт продукции – Третьяковы. В нынешних условиях поднять льноводство может совместные государственные и частные, в том числе банковские инвестиции.

 

     Резонный вопрос: почему же Министерство промышленности не проявляет интереса к льноводству?

 

    Позиция ведомства понятна: зачем заморачиваться с непредсказуемой погодой, сложностями возделывания льна, когда проще купить готовое хлопковое сырье, например, в государствах СНГ или произвести синтетическую нитку из нефти. К тому же, по всем сводкам Минпромторга российского льняного сырья отечественным предприятиям вполне хватает. Объясняется и это: нет заказов на льняное волокно ни от одного государственного ведомства, в том числе Министерства обороны, МЧС, РАОЖД, ГУИН Минюста, Минздрава: все они ориентированы на продукцию из хлопка.

 

     Но такая позиция совсем не отвечает государственным интересам. До середины 90-годов ХХ века дешевый рынок среднеазиатского хлопка, который обеспечил рывок развития русской текстильной промышленности в 19 веке, постепенно вытеснял лен. А после распада СССР страна вынуждена импортировать сырье, ведь для возделывания хлопка в России подходят лишь условия небольшой территории в Астраханской области. Хлопковое сырье резко выросло в цене. К тому же, среднеазиатские страны теперь стараются продавать России не хлопок-сырец, а готовые товары.

     

     Хлопковый бумеранг бьет отечественные прядильные и ткацкие производства. А нет текстильных предприятий – не нужны сырье и льноводческие хозяйства. А то, что цены на готовые швейные и трикотажные изделия из натуральных тканей растут, вполне устраивает торговые организации. Жаль, что население страны переходит на синтетическую, не очень полезную для здоровья, особенно детей, «пластиковую» одежду, постельное и кухонное белье.

 

     Печально и то, что, то ли по незнанию, то ли по недомыслию чиновники Минпромторга, забывают, что лен-долгунец, не только потребительские текстильные изделия. Это марля, вата, бинты, перевязочный материал, специальное лечебное белье, технические изделия для экстремальных условий, фильтры, тара и упаковка для ценных или дорогостоящих товаров, мелкокристаллическая и наноцеллюлоза, необходимая пищевой и фармацевтической промышленности. Лен – один из материалов для производства биокомпозитов и порохов. Неужели лишь тогда, когда войскам нечем будет стрелять, вспомнят о льне. Неужели опять нужен Петр Великий или Екатерина II, чтобы заставить его сеять?

 

    Одними приказами сегодня ничего не решить: лен-долгунец нужно спасать также, как спасают амурских тигров или стерхов – всем миром. Уже большинству понятно, что без государственной поддержки, причем не только финансовой, российского льна не будет. Если ничего сейчас не делать, то через три года о льне в Тверской, да и в других областях можно забыть – не будет ни свободных земель (они зарастут лесом либо их через три года по закону о неиспользованных землях продадут на аукционе) для льна, ни аграриев, ни тех, кто сможет передать научные знания по селекции, семеноводству, технологиям возделывания.

 

     Стоит читателям напомнить, что 1 рабочее место в льноводстве дает 10 мест в городе. Без сырья, не нужными станут предприятия переработки льна, прядильные, ткацкие, швейные предприятия, народные промыслы. В поисках работы разъедется молодежь. Не нужны тогда наука, образование, машиностроение. Опустеют поселки и малые города Центральных областей России, а их исчезновение - уже вопрос не экономики, а политики.

 

     Но государству нужно на кого-то и что-то опираться. Нужна точка приложения административного ресурса и финансов. Главная же болезнь льноводства, как мы выяснили – отрасль может нормально работать, только когда сельскохозяйственное и промышленное производства -  от поля до прилавка - работают как единый комплекс. Только в совокупности они могут реализовать свой потенциал.

 

     Как раз такую возможность дает льняной кластер, который был создан и зарегистрирован в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 31 июля 2015 г. N 779 "О промышленных кластерах и специализированных организациях промышленных кластеров» в апреле этого года. И если бы руководство области доверило кластеру обеспечение тверского льноводства, ситуация была бы иной.

 

С чем связана такая уверенность?

 

     Льняной кластер – самая оптимальная в условиях современного рынка структура. К тому же, для его создания в Тверской области есть все условия и предпосылки. Здесь расположены два профильных научных учреждения – разработчики научных идей и программ развития льноводства. Во ВНИИ льноводства (г. Торжок) занимаются селекцией льна-долгунца и разрабатывают технологии его возделывания и уборки. ВНИИ механизации льноводства - главный разработчик специализированной техники для уборки льна, первичной переработки льнотресты, добработки семян, производства из них продуктов питания.

 

     В области есть мощности для производства и реновации сельхозтехники и машин, в том числе навесного оборудования, профильные хозяйства, где знают и умеют выращивать лен-долгунец, предприятия первичной переработки в Бежецке, Новокотове, Оленино, Вышнем Волочке, Белом, Калязине, Старице, филиал ОАО «Игра-Техника» в г. Ржеве (Ржевская льночесальная фабрика), фабрика «Парижская коммуна». – не меньше десяти функционально тесно связанных между собой аграрных и промышленных предприятий. Вместе нам проще осуществлять методическое, организационное, экспертно-аналитическое и информационное сопровождение развития льноводческой отрасли. И, что важно, кластер – дает платформу для частно-государственного партнерства.

 

     Если образно говорить, то кластер напоминает стакан, где каждое предприятие – грань. Чем полноценней грани, тем больше может вместить стакан. Вот почему так важно, чтобы все потенциальные участники кластера смогли «пожать друг другу руку».

 

     Совершенно верно. И если раньше многие аграрии в нашем регионе шутили над иностранным и смешным словом «кластер», коверкая его в «клейстер и клистир», сейчас они поняли, что его смысл – взаимопомощь - техникой, консультациями, средствами. Кластер - это объединение целей, задач, сил, позволяющее реализовать возможности и защитить интересы каждого участника. Важно, что вместе, давая по 20% доходов, каждый из нас сможет технически и технологически развиваться. Преимущество льняного кластера и в том, что банки, например, Россельхозбанк, ВТБ будут с большей охотой финансировать такое профильное объединение предприятий. Мы также надеемся, что и банки станут участниками кластера.

 

     Кластеру под силу получать субсидии на выпущенную продукцию, получать государственные и крупные целевые заказы бизнеса. Например, уже сейчас один из участников объединения - филиал ОАО «Игра-Техника» в г. Ржеве (Ржевская льночесальная фабрика) может предложить несколько видов своей продукции: сантехнический лен, длинное чесанное волокно, очесы, межвенцовый ленточный утеплитель, строительный теплоизоляционный материал, нетканое льняное полотно, льняные маты для витрин, жилеты и рукавицы специального назначения. И это лишь стартовые позиции.

 

    А может ли Тверской льняной кластер смягчить ситуацию в отрасли, сложившуюся в области в этом году?

 

   Сейчас, чтобы получить качественное сырье, важно сконцентрировать усилия и средства на выращивании, своевременной уборке урожая и его максимально полной переработке. Мы готовы к сотрудничеству с руководителями АПК и промышленности области. Надеемся на взаимность.

 

Беседу вела Ю. Белопухова

 

 

 

 

 

 

 

 


Еще статьи
Сообщить об ошибке



Подписка на новости
Оформить заказ: