Факты и цифры

Беды Российского льна

08.11.2017 - 998 просмотров
Автор: Б. Карпунин

Эту статью Карпунин Борис Фёдорович, независимый эксперт по производству льносырья, написал в августе нынешнего года.  За последние два с половиной месяца руководство страны осознало проблему и даже приступило к решительным действиям. Однако главная препона  все еще висит "домокловым мечом" над отечественным льноводством. Особенно над ее аграрной составляющей.  В связи с чем, редакция, с разрешения автора, решила опубликовать материал на страницах РОСЛЕНКОНОПЛЯ. И хотя формат материала не соответствует интервью, мы его публикуем именно в этой рубрике, поскольку Борис Федорович в статье дает ответы  на вопросы,  которые редактором сайтамногократно обсужались с автором. Мнение независимого эксперта - жесткое, резкое. Да, и не с каждым его тезисом редакция согласна. Но ради спасения льноводства, ради выхода из пике некогда процветающей отрасли, мы публикуем статью  полностью.

 

Справедливости ради, мы готовы  рассмотреть любое другое мнение и опубликовать отклики на материал, разумеется, если они будут деловыми, конструктивными и в рамках литературной лексики....

 

"Нет необходимости напоминать, какие две беды в России доминируют с лёгкой руки классика уже несколько веков. Однако понятие «2D» пора сделать неким собирательным образом отечественной нелепости, сплошь и рядом мешающей развитию страны в самых разных сторонах общественной жизни и отраслях хозяйства.  Причём, достаточно быстро осознаётся, что «дороги» –  производное от первой проблемы. Вот и получается, что нехватка здравого смысла доминирует в отечественной ментальности управления. Короче, разруха  – в наших головах.

 

Вот и российское село никогда не было без проблем, но нынешнее положение сельскохозяйственных дел по крайней мере в центре России вызывает целый букет эмоций, главная из которых – искреннее недоумение. Недоумение тем, как можно власти в течение четверти века не понять, что именно русский лён в Нечерноземье является уникальной культурой для нашего сельского хозяйства? Не столько потому, что волокно уникальное, а потому, что пригодных территорий и климата для прядильного льна мало на Земле–матушке, а  у нас – огромные пространства для льноводства. Волокно качественное на мировом рынке в дефиците, цены – заоблачные. И ведь рухнуло среднерусское село, когда инфраструктуру льноводства (льносемстанции, льнозаводы с промышленным приготовлением тресты, сбытовые объединения) приватизировали, отдали в управление некомпетентности и безответственности.

 

И действительно, на чём можно зарабатывать в Нечернозёмной зоне? Конкурировать с более дешёвым и качественным южным зерном невозможно. Картофель? Но в зоне избыточного увлажнения до 10 и более обработок пестицидами надо делать против болезней.  Это повышает существенно себестоимость, да и кушать такую картошку потом как–то неуютно… Южный картофель дешевле и качественнее. Рапс и другие масличные? Выгодно, но всю площадь не займёшь. Вот и получается, что лучше всего выращивать травы: на корма для производства молока и мяса. И лён – тоже трава и очень хорошо именно в Нечерноземье растёт. Весь вопрос в качестве льна и его себестоимости. На хорошем волокне можно зарабатывать прибыли для села до 120 – 150 и более тысяч рублей с каждого гектара.

 

Оставим в покое технические подробности. Так в чём же дело?  Ведь есть практически всё для производства качественного и высоко прибыльного льна: климат, земли, техника, сорта, рынки сбыта. Да, над выпуском уборочной техники и первичной переработкой ещё придётся поработать. Есть ещё кому научить и технологиям. Кого учить  – тоже находятся  люди. Время от времени и инвесторы появляются, но уходят большей частью восвояси.

 

У этой проблемы есть ещё одна сторона: вслед (или одновременно) с гибелью российского льноводства практически исчез целый сектор лёгкой отечественной промышленности, который перерабатывал льняное волокно. Это ударило и по занятости, и по ВВП страны. Распоряжения Президента России от 2013 года по развитию льноводства для развития лёгкой промышленности не выполнены. Похожее распоряжение от 2016 года пытаются исполнить, но всё те же люди и всё теми же методами. В 2017 году — полное «дежавю». Можно сразу сказать, что результата при таком подходе не будет. А ведь эта промышленность, выпускающая одежду и прочие товары из отечественного сырья нам очень нужна. Хлопка–то нет, и он очень дорог.

 

Вот здесь пора вспомнить про первую (и как мы выяснили, единственную) российскую проблему. Её в наше время толерантно «человеческим фактором» называют. Оказывается, почти всё упирается в необходимость организовать работу льняной отрасли. Как у В. Высоцкого: « …настоящих буйных мало, вот и нету вожаков…». Федеральный и региональные минсельхозы практически самоустранились от решения проблемы. Вместо этого стала преобладать позиция: если мы не можем производить качественный трёпаный лён, то и не надо, мы объявляем его бесперспективным и не пользующимся спросом. Получается у нас производить только низкокачественное короткое волокно, так мы его и будем дальше производить. А ты, родное государство, раскошеливайся на огромные субсидии, так как такой лён без субсидий селу производить себе в убыток.

 

Некоторые компании и институты даже стали проектировать и производить стационарные и самоходные установки – из стебля сразу в моноволокно. Это перепутанное, неочищенное, низкокачественное и дёшевое (по сравнению с трёпаным льном) волокно. Даже неискушённый в производстве читатель поймёт, что развития села при этих доходах не произойдёт, а само направление на производство только низкокачественного волокна есть профанация льняного дела. По сути, те, кто распространяет эту технологию вредят развитию села. Они подменяют возможность получения высоких прибылей крестьянами (как в Западной Европе, например) и свободу реализации на мировом рынке производством дешёвого волокна и необходимостью его реализации на локальном рынке, то есть, владельцу местной перерабатывающей фабрики. Если кому–то ещё непонятно, скажу прямым текстом: эта технология – для закабаления, привязки местных сельскохозяйственных производителей к местным же промышленным производствам. Угадайте, кто цену на сырьё будет назначать?

 

Удивляют в этих условиях результаты работы специализированных на льняной проблеме научно исследовательских учреждений (как известно, оба института расположены в Твери и области). Точнее, отсутствие этих результатов. (Пусть на меня не обижаются те учёные, которые делают там нужное дело, такие там тоже есть. Но они не влияют на ситуацию.) Разделение четверть века назад имевшего мировую известность Всесоюзного НИИ льна на два плохо взаимодействующих между собой ВНИИ механизации льноводства (г. Тверь) и ВНИИ льна (г. Торжок) имело плачевные результаты в первую очередь для отрасли льноводства. То, что привело к технологическому коллапсу  отечественного льноводства – применение комбайновой уборки при отсутствии промышленного приготовления тресты – подано как выдающееся  достижение руководства ВНИИ механизации льноводства и на него выдана Государственная премия Правительства РФ. Успешный мировой опыт при этом не учитывается.

 

Система семеноводства практически отсутствует, поэтому все труды ВНИИ льна по производству семян высших репродукций почти бесполезны. Промышленным приготовлением тресты, за исключением экзотических разработок, никто не занимается.  Деятельность институтов РАН никак не влияет на отрасль, или влияет отрицательно, уводя производство в сторону от применения более успешных технологий. За последние два десятилетия на мало результативную деятельность научных учреждений (не считая сети опытных станций) государство затратило более миллиарда рублей. Деньги затрачены, отрасль в руинах, но никто ни за что не ответит. Ярчайший пример безответственности и некомпетентности.

 

Мы уже много раз в специальной литературе предлагали путь к успеху в льноводстве. Он заключается в том, что надо провести в течение 2 – 3 лет работу по организации структуры сельскохозяйственной отрасли льноводства и внедрению самых современных технологий. Это позволит не только дать аграриям возможность зарабатывать хорошие деньги без госсубсидий и развивать производство, но и получить качественное и дешёвое (гораздо ниже стоимости хлопка) льняное волокно. Наличие на внутреннем рынке такого сырья – основное условие поступательного развития российской лёгкой промышленности. Да и не только лёгкой: производство композитов,  пороха и др. крайне необходимо отечественной экономике и поддержанию обороноспособности.

 

К сожалению, системных мер по организации производства качественного отечественного  льняного сырья не видно. Эпизодические и бессвязные проекты в Минсельхозе и Минпромторге, реорганизации институтов в ФАНО (Федеральном Агентстве научных организаций)  не способны достигнуть нужного результата. Простое увеличение с 2018 года несвязанной господдержки до 10 тысяч и более рублей на гектар, 5%-ный лизинг — не приведут к желаемому результату: массовому восстановлению площадей под льном. Так что в расширенном толковании две российские проблемы – два «Д» –  и в 21 веке весьма актуальны для отечественного льноводства.

 

Август, 2017 год, г. Тверь


Еще статьи
Сообщить об ошибке



Подписка на новости
Оформить заказ: