Факты и цифры

Льняные мамы. Томская область

30.08.2018 - 1835 просмотров

С незапамятных времен в основном женщины занимались льном – пололи, теребили, мяли, чесали, ткали, белили и шили из холстов разные изделия. И хотя сегодня без участия сильной половины человечества вырастить и переработать лен невозможно, именно «льняные мамы» создают новые сорта льна, окружают их заботой и вниманием, «воспитывают и провожают в люди». Есть такие «льняные мамы» и в Богашевском научном отделе СибНИИСХа-филиал СФНЦА РАН *. Например  с.н.с. Галина Александровна Мичкина  занимается селекцией и семеноводством льна-долгунца почти полвека. Кто, как не она, знает проблемы льноводства и рецепты их устранения.  И  мы попросили ее ответить  на наши вопросы.

 

 

 

 

 

Сколько лет Вы занимаетесь льноводством и почему  занялись этой культурой?

 

То, что я занялась льном и стала селекционером, произошло случайно. После окончания института в 1969 году я по распределению попала на станцию, в лабораторию Ольги Андреевны Кондаковой. До этого я о льне мало что знала, и толком полей не видела. Лишь из лекционного курса о технических культурах запомнилось, что лен, в отличие от зерновых, боронить не надо.

 

Меня сразу захватила живая, творческая и нестандартная работа. А потом,  после окончания аспирантуры в Институте льна, к нам с новыми идеями приехал Анатолий Павлович Крепков. И вот уже почти 50 лет я занимаюсь льном.

 

 Конечно, когда я согласилась работать, я не знала, что лен намного сложнее пшеницы и более трудоемкий. Одни прополки чего стоят. Первое время с непривычки очень уставала. Но когда стали получаться результаты, все отошло на второй план. Селекция же, как спорт: стремишься получить – больше, выше, лучше... и так каждый год, чтобы превзойти уже достигнутое, отобрать лучшие линии и образцы. 

 

 За такой долгий путь лен не надоел? Не разочаровал?

 

Ну что Вы… Лён не сравнится ни с чем. И это не только красота. У поля удивительная энергетика. Первая радость, когда лен только обозначился, даже еще не всходы, а лишь подернулись зеленью делянки. Очень четко видны отличия, особенности сорта, ведь у нас в испытании много образцов. А потом поле становится сине-голубым и так поет, словно приветствует, здоровается с тобой.

 

Многие любят цветущий лен. Конечно, это красиво, но, все же, это очень скоротечное состояние и пока лишь надежды. Мне больше всего лен нравится, когда он готов к уборке и становится золотистым. Особенно, когда посев чистый, когда он не полег. Виден результат труда даже не года, а нескольких лет.

 

 Многие считают лен устаревшей, даже архаичной сельскохозяйственной культурой. И падение посевных площадей связывают именно с тем, что сегодня в моде «умные» и с особыми свойствами материалы.

 

Наоборот! Лен сегодня очень моден. Хотя, надо признать, в городах редко можно увидеть человека в льняной одежде, даже летом. Но причина тут не в архаичности, а в том, что льняная ткань нынче дорогая. Не многие могут себе позволить льняную блузку или платье на каждый день. А ведь всего 30 лет назад льняной текстиль был доступным, привычным и даже обыденным. Впрочем, многие сотрудники нашего института, зная об уникальных свойствах льна, носят льняную одежду: в ней легче дышится, комфортнее работать, особенно в поле. А поскольку рядом с НИИ открылась швейная мастерская, то и приобрести льняную обновку не проблема. И, что удивительно, каким бы ни был фасон и расцветка, одежда изо льна всегда выглядит благородно.

 

В чем секрет томского льна?

 

Одна из особенностей сибирской селекции льна – использование местных кряжей, причем привезенных несколькими волнами переселенцев. Деревни у нас далеко друг от друга, что обеспечивает естественную изоляцию льнов, которой нет в европейской части страны. Кряжи не скрещивались, семена не перемешивались, да, и народная селекция на скороспелость и длинностебельность льна продолжалась долго – до середины прошлого века.

 

Хорошую «генетику» также обеспечили сорта льна, созданные в 30-50-е годы в Институте льна (Прядильщик, Текстильщик, 12-88-12) и псковские высоковолокнистые и длинностебельные сорта, отобранные Писаревым. В результате скрещиваний был получен образец В1143, ставший основой для многих томских сортов с высоким содержанием волокна. Сорта Томский 1, Томский 7, Томский 9, Томский 10 в свое время произвели фурор в льноводстве. Тогда вагонами отгружали семена на Украину для Полесья, а хозяйства, которые выращивали наш лен, пускали на льнозавод без очереди.

 

Географическая разнородность происхождения помогла нам создать линейку сортов льна-долгунца разных сроков созревания. Это облегчает уборку, так как не нужно одновременно убирать сразу все поля. Сорт Памяти Крепкова готов к уборке в среднем через 70 дней, Томский 17 – 75 дней, Томский 16, ТОСТ, ТОСТ4 - 75-79 дней, Томский 18 - 80, а ТОСТ 3 – через 85-90 дней. По этой же причине наши сорта хорошо себя чувствуют в Волго-Вятском регионе, Западной и Восточной Сибири, ряде областей Центрального региона. Даже при механизированной уборке урожайность волокна сорта ТОСТ может составлять 12,3 ц/га, его номерность - № 18,8, разрывная нагрузка - 17,4кгс, а гибкость - 63 мм. Устойчивый к полеганию сорт ТОСТ 5 дает 12 ц/га длинного волокна №17,5. Не случайно наши сорта и селекционные линии активно используются как родительские формы селекционерами других  стран, например, в Китае.

 

Что предпочтительней, что выгоднее: выращивать лен двойного назначения или на зеленец?

 

 Все зависит от цели. В зеленце много волокна, но оно не крепкое. Зато такой лен идеален для производства тонких, высококачественных тканей. При раздельной уборке в фазе желто-зеленой спелости мы получим качественное прочное волокно и немного семян. К сожалению, такая технология сегодня почти не применяется, так как требует много ручного труда либо специального комбайна, который теребит и связывает лен в снопы, а работники их устанавливают в бабки. Механизированная уборка в фазе полной спелости гарантирует хороший сбор семян, но волокно получается грубым. Мы продолжаем вести селекцию льна. Созданные классическими методами современные сибирские сорта характеризуются высоким содержанием волокна и различаются сроком созревания. Но поскольку у каждого сорта свое качество сырья, фермеру лучше подбирать сорта по назначению их использования.

 

Все сорта томского льна для Вас дороги, в каждом есть доля Вашего труда, души, фантазии, творчества. И все же, какой самый любимый?

 

На этот вопрос невозможно ответить. Как можно больше любить кого-то из своих детей? По разному – да, но одинаково горячо. И потом, иногда от сорта ничего не ожидаешь, а он такой красавец вырастет. В этом году у нас наиболее удачно показал сорт Памяти Крепкова – скороспелый и такой высокий стоит. И начинаешь опять разгадывать, что помогло – лучшее место, удачный срок посева, семена  оказались качественнее…  В Центральной России хорошо себя повели ТОСТ 5 и Томский 17 (самый скороспелый сибирский сорт из районированных в европейской части страны).

 

В чем причина, что сегодня старейшая и традиционная для страны агрокультура – лен-долгунец уступил место подсолнечнику, кукурузе, сахарной свекле и даже сое?

 

И одна из причин ухода льна – отсутствие рабочих рук на селе, а лен требует в три раза больше работы, чем пшеница, рожь, ячмень. В советское время в колхозах была техника. Пусть она была не очень хорошего качества, но это были комбайны, теребилки, ворошилки, подборщики. Сегодня те машины уже вышли из строя, новых не производят (после того, как площадь посева с начала 90-х годов упала в 10 раз, производить технику для льна стало не выгодно), а современная техника – удобная, эффективная, экономичная – выпускается лишь за рубежом и из-за цены недоступна для большинства льноводов.

 

Что нужно сделать, чтобы вернуть льну былую славу, чтобы поля России вновь радовали лазурью в июле, золотом в августе? Что может помочь возрождению льна?

 

Лен нельзя заставить выращивать. Поэтому фермеров нужно поощрять не только субсидиями и льготами. А как конкретно, это должны решать на местах. Лен вернется, когда соединятся инициатива снизу и поддержка сверху. Не менее важно помочь вернуться домой селянам. Многие уехали за лучшей жизнью, но на деле ее не нашли. Многие вернутся «на землю», если будет работа. Делать это можно разными путями. Кому-то сразу выделить участок под дом и огород. Других привлекать на работу вахтовым методом, вербовать на работу, как раньше это делали на заводах и крупных стройках. Но нужно заселять деревни.

 

 Еще важно решить проблему с паями, из-за которых поля получаются мелкоконтурными, с трудной для использования техники геометрией, что лишь увеличивает затраты. К тому же, для любой культуры мелкоделяночность и, соответственно, разная обработка и удобрение почвы – беда, а для льна, тем более. Нужен механизм, какой-то Указ или Постановление, поддерживающее длительную аренду.

 

 Все время надеюсь, что ко льну повернутся лицом. К сожалению, для этого нет одного простого решения. Однако в первую очередь к льноводству должны изменить свое отношение руководители отраслей, которые используют лен в качестве сырья. Пока им проще использовать продукты нефтехимии, сильного толчка не произойдет. Хотелось бы, чтобы о льне говорили не только в рамках сельхозпроизводства. Хорошо бы сделать бренды со льном, которые  имели бы налоговые поощрения или какие-то льготы по другим платежам. Это увеличит спрос на льняную продукцию. Ради справедливости надо отметить, что в этом году руководство Минпромторга уже несколько раз подчеркивало необходимость льна для легкой промышленности. 

 

Также важно сохранить коллективы специалистов, у которых болеет душа за лен. Важно, чтобы сельское хозяйство приходила молодежь. И ее тоже нужно поощрять. Отрадно, что у нас в области уже есть  свои "звездочки". Например, мы уже 4 года сотрудничаем с фермером. Ему чуть больше тридцати, и кроме льна он занимается кормопроизводством и животноводством. Он сам стремится получить знания, во все вникает, не формально подходит. А «заболел» он в хорошем смысле» льном, потому что ему требуется сырье для производства биокомпозитов. Сейчас мы вместе пытаемся увеличить выход длинного волокна.

 

Еще один путь возрождения отрасли – монастыри, где традиционно выращивали лен, для пошива одежды и церковной утвари, а также родовые поселения, где придерживаются старых традиций. Например, в нашей области в таком объединении не только выращивают лен, но возродили домотканое ткачество.

 

 Нужны ли новые песни о льне, чтобы привлечь к этой культуре, к этой отрасли больше внимания? Может, стоит обратиться к нашим композиторам, поэтам, другим деятелям культуры, чтобы они написали новую современную песню о льне?

 

Песни, которые слагал народ, шли от души, проходили через нее. Поэтому лен – это и художественный образ, например, выражение: «кудрявый лен» или «льняные кудри». Песня поднимала дух, помогала работать, а работа вдохновляла на песни. Потом, даже в советское время песни о льне – это песни о любви. Не удивительно, что они и сегодня популярны. И пели их любимые исполнители: Людмила Зыкина, Эдуард Хиль, Эдита Пьеха, Л. Мондрус. Песня о льне на заказ, на мой взгляд, сегодня невозможна. А еще нужен певец с определенным голосом. Придет время, и новая песня о льне родится. И если такая песня появится, значит, лен возвратился домой, в Россию.

 

Какие рычаги нужны для внедрения новинок в производство?

 

Мы создаем сорта, но так обидно, когда они не востребованы, о них не знают льноводы. Выращивают все, что было прежде. Мы ведем элитное семеноводство, но зависим от покупателей. В этом году по предварительным заявкам отвели под элитное и первичное семеноводства почти 300 га. Есть хорошие партнеры, которые продолжают семеноводство. И это дает надежду, что в 2019 году льноводы будут обеспечены семенами. Однако, если семена прошлых лет не проданы, посевы этого сорта не возобновляются. Часто это касается новых сортов. Хорошо бы создать систему поддержки новинок.

 

А что делать с фермерами, которые используют на посев семена массовых репродукций, нерайонированные сорта, или даже сорта льна масличного? Нужны ли какие-то санкции – штрафы, лишение субсидий? Это же удар, как по репутации сорта, так и непосредственно по льну.

 

Наверное, контролирующие структуры должны быть более строгими. Но такие льноводы и сами себя наказывают, ведь что выйдет из плохого семени? Кроме того, в таких посевах растения слабые,  и придется применять больше «химии». Однако, считаю, посев сортовой смеси категорически нужно запрещать – ни льновод, ни государство ничего не получит, зато на поле многократно увеличится инфекционный фон и численность вредителей.

 

Лен- это Ваша работа, а используете ли его для хобби?

 

Селекция – увлекательный творческий процесс. Он поглощает тебя целиком. А кроме льна у меня еще трое детей. Им тоже требуется внимание, забота, особенно раньше, когда их нужно было выучить и вывести во взрослую жизнь. Поэтому, хотя мне нравится вязать, вышивать, что-то делать изо льна, времени на рукоделие просто нет.

 

Что планируете, о чем мечтаете?

 

Мы продолжаем работать. Возможно новые сотрудники  уже будут использовать новые методы селекции. Мечтаю, чтобы наши сорта были районированы, востребованы. Очень хочется, чтобы результаты нашей работы были нужны аграриям и работникам текстильной промышленности.

 

Как Вы относитесь к такой инициативе, посеять в русском монастыре на Масличной горе лен. Пусть небольшой «льняной лоскуток», как частичка России, расскажет о мире, о труде, о чуде воскресения. Если будет такая возможность, какой сорт льна Вам бы хотелось увидеть в Иерусалиме?

 

Это хорошая инициатива и для имиджа нашей страны, и для отечественного льноводства, и для нашей селекции. Что касается сорта... Мне бы хотелось, чтобы на Святой земле вырос лен Памяти Крепкова или ТОСТ 5.

 

 

----- 

*СИБИРСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ТОРФА - филиал Федерального государственного бюджетного учреждения науки Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий Российской академии наук организован 14 апреля 2005 года на базе Сибирского НИИ торфа, Томской ордена Трудового Красного Знамени государственной сельскохозяйственной опытной станции и Нарымской ордена Трудового Красного Знамени государственной селекционной станции.

 

В институте ведут селекцию и первичное семеноводство (маточная элита и суперэлита) льна-долгунца всех сортов томской селекции, включенных в Гореестр селекционных достижений РФ.  Сибирскими селекционерами создано 24 сорта льна-долгунца, 9 из них в настоящее время находится в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений Российской Федерации. Сорта Томский 16Томский 17Томский 18ТОСТ 4ТОСТ 5Памяти Крепкова, Томич защищены патентами и в РФ районированы по 5 зонам: Северо-Западный регион, Центральный, Волго-Вятский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский.

 

Сотрудники лаборатории занимаются первичным семеноводством сортов льна-долгунца томской селекции и проводят научное сопровождение семеноводства в хозяйствах: ООО «Томский лен», ЗАО Корпорация «Хорс», ООО «Тогучинская семеноводческая компания», ООО «Камышенка» (Томская и Новосибирская области), МУП Льнозавод «Шарканский», ООО «Ярский льнозавод», СПК «Дружба», СПК им. Калинина, ООО «Кезпромлен», СПК «Луч» (Республика Удмуртия).

 

Сорта льна-долгунца томской селекции отличают:

- раннеспелость, устойчивость к неблагоприятным климатическим условиям, полеганию, заболеваниям;

 

- высокие продуктивность (по соломке, семенам, волокну), содержание волокна, целлюлозы в стеблях, выход длинного волокна, качество и прочность волокна на разрыв;

 

- приспособленность к современным технологиям возделывания и глубокой переработки волокна;

 

- пригодность для получения широкого спектра продукции – от длинного волокна, различных тканей, нетканых       материалов, модилена, сорбентов, целлюлозы, костроплит до биологически активных перевязочных материалов,   медицинской ваты, наноматериалов.

 

Сорта томской селекции широко используются в селекционных программах других НИУ для получения высокого выхода волокна в стеблях льна. С сортами и гибридами томской селекции создано более 50 сортов.


Еще статьи
Сообщить об ошибке



Подписка на новости
Оформить заказ: