Факты и цифры

Будет ли у льна время?

08.04.2022 - 224 просмотра

На страницах вестника «Легпром Ревю» (Время льна давно пришло, №1 (3) 2022 с 12-15) представлена дискуссия Юрия Крупнова и Николая Крамарева о подходах к вопросу возрождения льноводства.

 

Юрий Васильевич отмечает пассивность чиновников, которые полагаются на приход инвесторов. При этом советника председателя Попечительского совета Межрегионального общественного фонда «Льняной Союз»  удивляет, почему чиновники сидят и ждут инвесторов, почему частным инвесторам тема льна-долгунца должна быть более важна, чем высшим государственным чиновникам России? Ю. Крупнов предлагает прекратить сводить роль государства только к привлечению инвесторов, а  перейти к организации отрасли в целом.

 

 

Бизнесмен из С-Петербурга, Николай Крамарев поделился своим видением состояния и перспектив отечественного льноводства.

 

 

В 2009 году он с партнерами решил возродить Новоржевский льнозавод (Псковская область), который находился на тот момент в состоянии банкротства. Завод со старым советским оборудованием мог выпускать только льняную паклю, но не волокно, тем более качественное. Оборудование пришлось утилизировать и начать вкладывать средства в модернизацию: провести капитальный ремонт, завезти высокопроизводительное оборудование. Одновременно, чтобы обеспечить  предприятие сырьем, были выделены средства на покупку семян, удобрений, ГСМ, ремонт сельхозтехники, зарплату работников и проведен посев льна.

 

Затем компания присоединилась к проекту по развитию льноводства в Псковской области, который развивал Валерий Владимирович Живетин (доктор технических наук, президент Фонда содействия развитию льняного дела). В то время государство выделяло льняной отрасли несколько субсидий: на семена, топливо, удобрения и на урожай. С учетом субсидий финансовый результат бюджета,  получался удовлетворительным при условии привлечения механизаторов после завершения полевых работ к производственной деятельности на заводе. В целом проект предполагал инвестиции в размере 3,8 млрд. рублей. Однако Псковская область по каким-то причинам не попала в государственную программу поддержки льноводства.

 

За четыре года Николай Крамарев получил опыт в льноводстве. Он хорошо понял, как сложно в условиях разноплановых, часто противоречащих друг другу задач разных государственных структур, пахать, сеять, убирать урожай с полей Псковской области. Но проблема, как оказалось, была не в этих трудностях…

 

По истечению трех лет, день в день, прокурор области подал иск о нарушении закона о приватизации. Здания были отобраны, оборудование – вывезено.

 

Поэтому к идее проекта Ю.В. Крупнова  - создать в Нечерноземье на основе федерального и региональных бюджетов сто льняных агротехнопарков во главе с ключевым агентом культуры и технологий новой индустрии льна в виде льняного наукограда в Торжокском районе Тверской области, бизнесмен относится скептически.

 

К слову. Такая ситуация - не уникальный эпизод из жизни какого-то бизнесмена, а иллюстрация подхода государства к вопросам развития льняной отрасли в целом: промышленники настроены развивать производство, экономику, а у представителей надзорных органов: судов, прокуратуры, налоговых структур – такого  желания нет. Доминируют схоластика и формализм, причем на фоне вполне либерального отношения к скандальным героям много миллиардных финансовых преступлений. Такое ощущение, что развитие льняной отрасли тормозят специально.

 

 

Н. Крамарев считает, что "говорить о том, что государство создаст «наукоград», отберет талантливую молодежь для работы в льноводстве, это значит мало себе представлять, кто сегодня живет в сельской местности и сколько людей вообще там живет. В реальности село сегодня – это пустое место. И выходить на это пустое место с государственными деньгами, когда никто ни за что не отвечает, когда задача спущена сверху и ты лично в ней не заинтересован, мне такая идея кажется популизмом».

 

Завод- дело сложное и дорогостоящее. А заводскому производству предшествуют: семена, агротехника, новые технологии, сельскохозяйственные машины. Кроме того, на один льнозавод необходимо иметь 2400 га пахотных земель. Хорошие, поддерживаемые в «рабочем» состоянии угодья давно приватизированы, а небольшой областной резерв, крепко держат и не дают использовать местные администрации. Причем даже тем предприятиям, бизнес-процессы которых поддерживаются на уровне губернаторов. На мелко же контурных полях, расположенных на значительном расстоянии друг от друга производство льна заведомо убыточно.

 

Дискуссия не привела к каким-то конкретным выводам. Но, поскольку льняная, да и конопляная отрасли могут быть экономически эффективными только при соединении "агро и пром" в одно целое, а не разделяться по ведомственному принципу, становится очевидным, что  для развития льняной и конопляной отраслей должны быть созданы иная система взаимодействия государства и частного бизнеса и специальный механизм регулирования.  


Еще статьи
Сообщить об ошибке


Подписка на новости

* Поле обязательное для заполнения

Оформить заказ: