Звоните:8 (985) 613-53-98
Пишите:info@rosflaxhemp.ru
Факты и цифры
Каталог предприятий

Корень зла отечественного льна. Субъективные факторы

01.03.2018 - 561 просмотр

От автора:

Эта статья готовилась несколько месяцев. И все же, в ней отражены не все  проблемы, сдерживающие развитие российского льноводства.  Хотя материал требует доработки, дополнений, а они непременно будут, например, чтобы объяснить волновой характер  развития отечественного льноводства, рассказать о роли США в его бурном расцвете, а среднеазиатских республик - в его гибели,  откладывать дальше публикацию материала нельзя. Страна вкладывает в отрасль огромные средства и силы. Очень важно, чтобы они не только были использованы  правильно и без потерь, но учли опыт прошлого и начали искоренять основные факторы, сдерживающие развитие отрасли 

 

Корень зла отечественного льна

 

Производство льна в современной России  пытаются восстановить с 90-х годов. Создаются государственные и региональные программы. Государство выделяет средства. Особое внимание уделяет Президент. Но посевные площади и сбор льна продолжают неуклонно сокращаться. В чем же кроется  корень зла этой сельскохозяйственной культуры?  

 

Многие убеждены, что главная болевая точка льноводства - недостаточное финансирование отрасли, и  стоит увеличить государственную поддержку, как в льноводстве сразу все улучшиться. Сторонники этой позиции свое мнение обосновывают размером субсидий в странах ЕС. Так в 2014-2015 годах в лидирующих  по производству льна странах – Франции, Бельгии и Нидерландах фермерам выплачивали по 370–420 евро за га посевной площади льна. Это в 2-3 раза больше, чем у нас. К тому же,  за рубежом  действует субсидиарная поддержка и переработчиков льноволокна.

 

Однако, в ЕС с 2016 года уже начали сокращать дотации сельхозпроизводителям, а Президент Франции Эммануэль Макрон  с этого года даже планирует  постепенно полностью сократить  поддержку фермеров. И давайте вспомним, что в недалеком прошлом лен был источником дохода и царской, и советской России, и неплохо кормил крестьян старорусских земель (Нечерноземье). Во всяком случае, об этом свидетельствуют русские поговорки: «Кто посеет лен, пожнет золото»,  «Лен — доходная культура, это деньги и натура».

 

Банкир Рябушинский, известные  промышленники  братья Третьяковы сколотили на льне огромные состояния, смогли создать Третьяковскую картинную галерею, построить доходные дома до сих пор украшающие центральные улицы Москвы и С-Петербурга, фабрики в Тверской и Костромской областях -  не только памятники промышленной архитектуры прошлого, но и  производство, которым страна может гордиться и сегодня.  И в  середине 70-х годов в основных льносеющих областях РСФСР: Калининской, Костромской, Смоленской, Новгородской, Псковской -  денежные поступления от реализации льнопродукции доходили до  85% дохода, получаемого от всей продукции растениеводства.

 

Впрочем, если  ориентироваться на господдержку, то все ли решают деньги? Только ли государство должно их вкладывать? На каких принципах  выделять  средства, если участники льняного рынка – частные предприятия?  И насколько помогут выделяемые средства? Ответить на эти вопросы можно, если рассматривать деньги только как инструмент, а не главный движущий фактор.

 

 

Цепочка субъективных факторов

 

Инвестиции в льняную индустрию, причем серьезные, действительно требуются.  Однако  деньги – это всего лишь средство, а печальное состояние лубоволокнистой отрасли  нашей страны вызвано совокупностью субъективных и объективных причин.  Среди первых,  которые в первую очередь зависят от человеческого фактора,  наибольший вес имеет  несоответствие  технического вооружения  объемам производимого льняного сырья.  Не секрет, что получение льняного волокна – трудоемкий и многоуровневый процесс,  рентабельность и доходность которого может быть получена лишь при больших объемах выращивания и переработки льна. И отсутствие достаточной площади посевов, кстати, одна из причин, почему «северный шелк» почти ушел из Польши, Литвы и Латвии, некогда вносивших свой вклад в совокупный урожай льна Российской империи.  

 

Люди либо машины

У российского льна две проблемы – никое качество и высокая цена, что не позволяет нашему льну  быть конкурентно способным на внутреннем и мировом рынках и делает льноводство убыточным. До середины ХХ века лен сеяли и убирали вручную. Но тогда в сельской местности проживало 85% населения  России,  деревня была перенаселена, а уехать из нее было практически невозможно. Поэтому,  хочешь, не хочешь, а приходилось заниматься льном, который все же  обеспечивал трудом и доходом всех членов семьи, причем круглый год. Сейчас же,  в результате урбанизации и оттока людей в города,  в большинстве льносеющих районов Нечерноземья плотность сельского населения, особенно в деревнях отдаленных от райцентров, не превышает 10 человек на кв.км. Работников не хватает, особенно, когда нужно теребить лен, ворошить льносолому и поднимать тресту, поскольку эти работы совпадают по времени с уборкой картофеля, подготовкой почвы под зябь, посевом озимых.

 

Восстановить прошлые объемы производства льна при современной демографической, хозяйственной и финансово-экономической ситуации в России можно только механизировав и автоматизировав работы. Поскольку с оттоком людей в города, без механизации работ  невозможно  выращивать лен на больших площадях,  они стали постепенно сокращаться. Отсутствие же современной  производительной техники и оборудования сегодня  также не позволяет  увеличить площадь посевов,  обеспечить своевременную уборку урожая и выход качественного волокна, успешно конкурировать с зарубежными производителями льна.

 

В лидирующих  льноводческих странах  нашли замену людям. Там используется производительная уборочная техника, позволяющая в одном технологическом процессе совместить нескольких операций. Кроме того,  за рубежом создали эффективное, энергосберегающее оборудование для переработки льняного сырья, в том числе комплексной и глубокой. В большинстве же наших хозяйств материальная база льноводства серьезно изношена, устарела,  ее явно не хватает. Однако небольшая площадь посевов и отсутствие у аграриев  средств не дают возможности наладить  массовый выпуск отечественной специальной техники. Импортная  техника очень дорогая, и редко какой льновод может позволить себе ее приобрести.    Российская техника, выпущенная ограниченным тиражом или единично, аграриям тоже малодоступна, поскольку  опытное  производство всегда затратней, чем серийное. Как следствие – у заводов нет заказов, отечественная специализированная техника практически не выпускается, производство льносырья сокращается, производительность труда и качество падают.  Можно ли справиться с этой проблемой?  Конечно, но при определенном административном ресурсе: руководство региона приобретает технику и на конкурсных условиях передает ее под персональную ответственность конкретному льноводу в лизинг (не в аренду) и с условием производства  льносоломы не ниже установленного порогового значения.

 

Долой худое племя

 

Другая  первоочередная проблема, также требующая финансирования -  развитие семеноводства льна. Для производства чистосортного, с высокими посевными качествами семенного материала необходимы специализированные семеноводческие хозяйства. Они, кстати,  тоже должны  быть обеспечены посевной и специальной уборочной техникой, но кроме этого хозяйствам требуется оборудование для сушки, очистки,  доработки посевного материала, складские помещения для его хранения. Удивительно, что по отношению к кукурузе,  пшенице, картофелю, томатам на всех уровнях сельскохозяйственного производства нашей страны уже  осознали  необходимость семеноводческих хозяйств и специализации.  Ко льну же  продолжают относиться по старинке, и развитие семеноводства  отодвигают на третьи-четвертые места.  А потом удивляются, почему у импортных семян всхожесть и сортовые качества выше, чем у отечественных.

 

В итоге, как свидетельствуют данные Россельхозцентра и МСХ РФ, из-за дефицита семян в последние годы хозяйства вынуждены  использовать некондиционный материал, семена с низкими показателями всхожести, семена сортов, не включенных в Государственный реестр, в том числе зарубежные.  И доля таких семян в отдельные годы доходит до 30%. Иными словами уже на этапе посева  известно, что треть льна  будет потеряна.  Эта субъективная причина – тоже не беда. И справиться с ней могут подразделения  Россельхозцентра и МСХ РФ: директивно запретить  сеять лен низких кондиций, сортов, не включенных в Госреестр, сортов с низкой продуктивностью и устойчивостью к стрессам, а при  использовании таких семян не выдавать государственную субсидию. Для обеспечения же потребности льноводов -   произвести одноразовую закупку зарубежных (в Белоруссии) высококачественных семян, под ответственность руководителей льносеющих регионов.   В конце концов, нужно не только справки собирать, но и непосредственно участвовать в процессе.  

 

Сейчас в Госреестре  внесено 60 сортов льна-долгунца, в том числе созданные в 70-80-е годы прошлого века.  В таком обилии  рядовому льноводу сложно выбрать  для своего поля наиболее оптимальный  вариант. Причем сорт не должен устареть морально, соответствовать целям и задачам производства и  наилучшим образом соответствовать возможностям  хозяйства. Одно дело, когда фермер может обеспечить  полноценное питание растений, защиту от капризов погоды, болезней, сорняков и вредителей, другое – когда  лён  растет по остаточному принципу.  Для этого вполне достаточно в ряде хозяйств  региона, как это было в Российской империи, устраивать показательные конкурсные испытания новых и наиболее востребованных в каждом районе сортов.  Об итогах  испытаний ежегодно информировать сельхозпроизводителей до конца года, чтобы те успевали приобрести качественный посевной материал либо делали на него фьючерсные заказы.

 

Подобные испытания также должны проводить селекционные центры.  Это поможет выявить реакцию сортов на изменение климата и их константные свойства. Разумеется, финансирование потребуется, чтобы селекционные центры продолжили  создавать устойчивые к климатическим сдвигам сорта, а также гибриды, в том числе межвидовые. При этом учитывать конкретные запросы конечного потребителя, то есть вести направленную селекцию. 

 

Персональная агротехника

 

Свои финансовые стороны есть и у агротехники. Она должна быть тесно увязана с задачами производства: одно дело  выращивать семенной материал, другое – товарную продукцию (волокно, целлюлоза или маслосемена). Поэтому важно использовать оптимальную для конкретной цели агротехнику: сроки, нормы посева семян, дозы и схема внесения удобрений, система защитных мероприятий. И, конечно, важно выбрать  сорт. Как минимум,  он должен быть адаптирован к условиям региона, в котором его выращивают, то есть,  кроме того, что включен в Государственный реестр сортов - районирован в конкретном регионе. Также, больше шансов на успех у сортов льна, отличающихся высоким иммунитетом к неблагоприятным факторам (засухе, переувлажнению, инфекциям, вредителям,  повышенной кислотности почвы и недостатку элементов питания) высокой урожайностью, качеством  продукции, приспособленных к механизированной уборке.

 

В век цифровизации достать необходимую достоверную информацию по возделыванию льна не сложно. Причем земледельцы могут получить ее как самостоятельно, так и в региональных консультационных центрах АПК. Но проблема заключается в том, что, поскольку учеба и повышение квалификации - занятие сугубо добровольное,  фермеры не применяют знания,  используют их не полностью либо с ошибками. А, например, во Франции, фермер не получит одобрения на субсидию, если не прошел курс занятий по выращиванию культуры, по которой он специализируется. Даже опытный земледелец, выращивающий  много лет  зерновые, обязан пройти переобучение, если желает заняться, например, виноградарством, органическим сельским хозяйством или выращиванием масличных. И нужно не только пройти учебный курс, но и регулярно подтверждать свою квалификацию, иначе  не удастся продать урожай, поскольку и квоты на выращивание увязаны с уровнем подготовки фермера или соответствующих специалистов сельхозпредприятия. 

Вот, почему дефицит  денежных средств у льноводческих хозяйств и переработчиков льносырья  – не главная субъективная причина проблем отрасли. И даже сами «льняньщики» в дискуссиях о перспективах отрасли между собой говорят, что сваливать на плохую погоду, плохие сорта, отсутствие семян и денег, старую технику – очень удобная позиция «для личного обогащения за счет бюджета и элегантного ухода от уголовной ответственности».

 

Чтобы понять, почему наш лен сейчас убыточен, проанализируем, что  преимущественно выращивает и продает Россия, а что - Европа. По статистике  льняное волокно составляет около 1%  всех текстильных волокон мира. То есть для мировой текстильной промышленности это нишевый продукт, со всеми вытекающими отсюда последствиями и выводами. На европейские «льняные страны» приходится 85% мирового производства льноволокна, а остальное – в основном, на Белоруссию и Россию. Доля длинного волокна в общем количестве мирового льна составляет лишь половину, и большая  его часть (70%) производится в Европе.  В Российской империи доля длинного волокна в общем объеме не превышала 30%, а в современной России  она оставляет всего 10%. 

 

Объясняется это, в первую очередь,  более благоприятным  климатом в европейской зоне льноводства. Лето преимущественно мягкое, без засухи, резких колебаний температуры. И оно почти на месяц более продолжительное, чем в нашей стране. Поэтому поздние сорта, которые и дают длинное волокно, успевают вырасти. Поздний приход холодов обеспечивает нормальную вылежку, своевременную уборку тресты и, соответственно, высокие номера длинного волокна.

Волокно растений большинства российских кряжей отличается высоким природным качеством, но в силу особенностей климата, из-за несовершенства и несоблюдения  агротехники, плохой первичной обработки, лен получался грубым и преимущественно коротким. Но Россия производила много льна, и он был дешевым. Поэтому успешно конкурировал с западноевропейским, особенно после введения в действие  в 1889 году закона, ограничившего фальсификацию и обман (подмочка льна для увеличения его веса, подмешивание пакли, веревок, камней).

 

Кроме того,  успех русского льна был связан с пропорциями конечного потребелния: на бытовой текстиль (кухонное, столовое, постельное белье, шторы, покрывала, сезонная и ритуальная женская, мужская и детская одежда) расходуется только 40% льняного волокна, преимущественно длинного.  Остальное - всегда шло на производство технических изделий (строительные теплоизоляционные материалы, наполнители для одеял и  курток, брезент, парусина, мешковина и другие технические ткани, приводные ремни, шланги,  упаковочный материал, шпагат, нитки, веревки). Но сегодня в этой сфере производства лен вытеснили более дешевый джут и синтетические текстильные волокна. То есть большая часть урожая сейчас мало востребована. Возможно, с этим связано то, что сельхозпроизводители не могут продать свой лен.

 

Причина успеха европейских льноводов  также кроется в разделении труда: одни хозяйства, преимущественно в Голландии и Бельгии,  сосредоточены исключительно на семеноводстве, другие – на выращивании, третьи на переработке. И эта дифференциация основана на климатических особенностях каждого региона и взаимосвязи всех звеньев льняной индустрии от селекции до конечной продукции – короткого и длинного волокна, пищевой семечки, растительного масла, жмыха.  В результате трепаное волокно отличается хорошим качеством и высокими прядильными свойствами.

 

Но о каком доходе, о какой эффективности льноводства можно говорить, если у нас преобладает принцип Агафьи Тихоновны из «Женитьбы» Н. Гоголя, когда  аграрий стремиться с одной площади получить  и солому, и семена. А в итоге получает сырье низкого качества, которое стоит дешево и имеет ограниченное  использование.  

 

Союз молока и льна

 

Еще один фактор, сдерживающий российское льноводство – отсутствие комплексного подхода к развитию сельской территории. К сожалению, и льноводы, и сотрудники МСХ РФ забывают о связи льноводства с молочным животноводством.  Но, вспомните,  знаменитые  российские сыроварни и отечественные бренды («Вологодское масло», сыры «Пошехонский», «Костромской», «Российский», «Голландский», «Угличский», «Ярославский», Дорогобужский», «Мещерский»)  возникли в главных зонах отечественного льноводства – в Смоленской, Тверской, Костромской, Ярославской, Вологодской, Новгородской областях.  А все благодаря  умеренно влажной и теплой погоде и обилию  лугов с сочным разнотравьем, на которых заготавливали корма для молочного стада и расстилали лен  для отбеливания. Большое же количество навоза помогало быстро восстановить плодородие земли: лен ее сильно истощает. Вот почему эти направления целесообразно развивать не параллельно, а в едином комплексе. Так и средств, кстати, потребуется меньше.    

Продолжение

 


Еще статьи Сообщить об ошибке



Подписка на новости
* Поле обязательное для заполнения
Оформить заказ: