Звоните:8 (985) 613-53-98
Пишите:info@rosflaxhemp.ru
Факты и цифры
Каталог предприятий

Корень зла отечественного льна. Объективные факторы

01.03.2018 - 867 просмотров
Автор: Ю. Белопухова

Начало

 

Однако агротехнические и хозяйственные тонкости – чрезвычайно важные, но не главные составляющие успеха развития льноводства. Предположим, найдутся деньги, чтобы  купить самую-самую современную эффективную технику и оборудование, высококачественные семена лучшего сорта, будут подготовленные кадры, подфартит с погодой, а льноводческое хозяйство будет работать в тесном контакте с льнозаводом и льнокомбинатом. Станет ли это залогом экономического успеха?  Давайте опять вспомним, что Российская империя, а в ее составе кроме Великороссии  - Польша, Беларусь и Малороссия, а затем Советский Союз успешно торговали льном, пока в большом количестве требовалась парусина и канатно-веревочные изделия, а синтетических волокон не было. Но вот отпала необходимость в парусах, а на рынок пришел дешевый хлопок, джут, затем - полиэфирные волокна, которые вытеснили лен. И производство льна стало падать. Выход - выращивать длинное волокно.

 

Улучшить генетику и выбрать место

 

Дефицит льноволокна высоких номеров  страна испытывала всегда по двум причинам. Первая – сортовые особенности.  Только отдельные местные кряжи и сорта на их основе,  имеют длинное элементарное волокно,  успевают  с  фазы елочки до цветения  набрать  высоту  120 -140 см и созреть за наше непродолжительное лето (суммарный период вегетации и вылежки соломы после теребления в большинстве льносеющих районах России на 4 – 5  недель короче, чем в льноводческих районах Бельгии или Франции). И с этой объективной причиной может помочь справиться только генетика: сколько мышь не корми, слоном она не станет. Причем, не сбрасывая со счета традиционное скрещивание и отбор,  нужно использовать биотехнологические методы, позволяющие вести межвидовую селекцию.

 

Вторая причина – условия выращивания.  Лен-долгунец любит умеренную погоду:  дает хороший урожай и качественное волокно, когда лето теплое (19-220), с мая по август  выпадает 230-300 мм осадков, а  если случаются атмосферные засухи (тормозят рост стебля) и  сильные дожди во второй половине лета (из-за них лен полегает), то они непродолжительные. Также известно, что лучше всего лен растет на территориях с обилием рек и озер,  на слабокислых легких и среднесуглинистых дерново-подзолистых почвах.

 

Качество льняного волокна  во многом определяет и способ обработки льняной соломы. По данным сельскохозяйственной переписи 1916 на возделывании льна специализировались крестьяне  Псковской, Тверской, Смоленской и Ярославской губерний (лен занимал до 15% посевной площади хозяйств). И в этих  регионах лучший лен получали там, где обработка льна  проводилась методом водяной мочки (моченцовый лен).  Причем именно при такой процедуре, при условии, что вода мягкая, прозрачная, не железистая, умеренной температуры (15-180) и, непременно, проточная получали хороший серебристый, шелковистый и нежный лен, который легко прядется. В более холодной воде процесс затягивается и волокно грубеет. Кроме того, крестьяне никогда не мочили свежий лен, а  использовали для этого вылежавшийся один-три года.

 

В остальных регионах  применяли росяную мочку (стланцевый лен). Теплая, с туманами, но без затяжных дождей погода нужна и вылежке тресты. Чтобы она была качественной, тресту следует выдерживать на поле при температуре 180 и влажности 50—60%. около 20 дней. Иначе даже длинное волокно будет пригодно лишь для грубых тканей.  Кроме того, важно своевременно поднять тресту, что невозможно без техники.  Неубранный же вовремя, да еще попавший  под снег лен, дает  самое низкое качество волокна. А такую ситуацию наша погода  создает почти регулярно.

 

Затрудняют производство льна-долгунца продолжительные суровые малоснежные зимы, прохладное или слишком жаркое лето.  Ждать хорошего урожая на кислых, тяжелых и песчаных почвах тоже не стоит. Иными словами,  мест,  благоприятных для получения качественного льняного волокна, в нашей стране, при всей ее обширности, не так уж много.  И тут возникает вопрос, почему  многие считают, что лен можно выращивать повсеместно? Почему к долгунцу  не применяют те же подходы, как  плодовым культурам,  подсолнечнику, сахарной свекле?  Расти-то лен будет, но что, в результате, сельхозпроизводитель получит, кроме государственной субсидии?  И выгодна ли для нашей страны  «средняя температура по палате», то есть средняя урожайность и качество льноволокна? Поэтому важно четко определить наиболее подходящие  для возделывания долгунца места, даже в рамках льносеющих областей. И, опять же, нужно вести направленную селекцию льна конкретно для этих  регионов, подобно тому, как сейчас выводят для Волгоградской и Астраханской области сорта российского хлопчатника. 

 

Устранить голод

 

К объективным причинам,  которые намного сложнее устранить, можно отнести дисбаланс количества льносеющих хозяйств и предприятий переработки льносырья, их  производительности и удаленности друг от друга.  Уже в конце  XIX века стало ясно, что максимальная удаленность первых от вторых не должна превышать 60 км, иначе о рентабельности и думать не стоит, а возить сырье дальше, чем за 100 км, убыточно.  

 

И там где была создана такая географическая  льняная структура, сформировались  основные льноводческие центры страны: Смоленский, Тверской, Костромской, Новгородский, Псковский, Ярославский, Ивановский, Вологодский. - Кировский. Однако уже с конца 80-х годов льнозаводам не хватало местного сырья, и они работали на привозной тресте из Белоруссии и Украины. Что, разумеется, увеличивало  стоимость волокна.

 

Справедливость концентрации в одном месте выращивания и переработки льна подтверждается и сегодня: где эта структура не сохранилась, льноводство  ушло (Новгородская, Псковская, Ярославская, Ивановская, Костромская, Московская области), а там, где  уцелела (Смоленская, Тверская, Вологодская, Омская и Нижегородская области) - проще  создать льняные кластеры и льняную кооперацию. К исключениям, пожалуй, следует отнести Владимирскую область, которая не числится в льносеющих регионах, но зато много перерабатывает льна и производит льнопродукции (больше всего 366 тыс. тонн льноволокна, в области произвели в  1986 году). Кстати, наличие прядильного производства либо льнокомбината в той же области, где сосредоточены льнозаводы, дает еще больше степеней свободы участникам льняной индустрии, а также  стабилизирует социально-экономическую ситуацию в регионе, так как создает рабочие места и сохраняет численность населения. Разумеется, льнозаводы и льнокомбинат должны быть современными, с производительной и энерго-эффективной техникой, на которой удобно и комфортно работать.

 

Среди причин падения объемов производства льняной пряжи и тканей – разделение труда по республикам.  Дело в том, что с середины 70-х годов  большая часть льнокомбинатов  располагалась в РСФСР. При этом республика производила лишь треть льноволокна СССР. Остальной лен давали Украина (например, в 1986 году колхозы Ивано-Франковской, Черниговской, Черновицкой областей УССР произвели 366 тыс. тонн льноволокна)  и Беларусь. На небольших площадях также возделывали лен-долгунец в Литовской ССР, Латвийской ССР и Эстонской ССР. Сегодня же, возделывающие лен-долгунец страны -  Беларусь, Украина, Польша и Россия, теперь  выступают не вместе, а конкурируют друг с другом на мировом рынке.  И  Россия, увы,  не может предложить льноволокно высокого качества, низкой цены и выпускает очень узкий, практически не обновляемый сортимент готовой льняной продукции.

 

В результате распада Советского Союза российские льнопрядильные предприятия изначально оказались на голодном пайке. Они  вынужденно переходили на другое  сырье, меняя оборудование, либо становились банкротами.  Поскольку меньше выпускалось пряжи, сжимался сегмент текстильных предприятий. Падение объем производства льняных тканей привело к тому, что льнокомбинаты оказались на обочине технологического обновления и инноваций, поскольку стало невыгодно разрабатывать новые красители, машины и оборудование с программным обеспечением для раскроя ткани и нанесения принтов, причем быстро сменяемых с учетом тенденций моды и потребительского спроса. К тому же, с сокращением поставок сырья уцелевшим льнокомбинатам теперь приходится  использовать то, что предоставляют российские льноводы либо закупать льноволокно за рубежом. В итоге выпускаемые сегодня ткани не отличаются высоким качеством, получаются грубыми, тяжелыми,  слабо соответствуют запросам потребителей. Дизайнеры домашнего текстиля и модельеры одежды не хотят работать с такими тканями. Качественное же полотно стоит слишком дорого, и поскольку платежеспособность населения низкая, оно недоступно массовому покупателю. Бельевые льняные ткани тоже стали меньше покупать, поскольку их труднее стирать и гладить, чем хлопок и котонизированный бамбук. Да, и  моющие средства не полностью соответствуют типу льняной ткани, так как в основном ориентированы на хлопок и синтетику.

 

Расширить нишу

 

Постепенно лен превратился в нишевой товар – фольклорно-обрядовый, православно-церковный,  сувенирный, для народных промыслов и люксового сегмента, спрос на  который оказался ограниченным. Расширить экспорт не удается, поскольку импортеров не устраивает качество выделки и окрашивания холста, а серый лен покупают мало. Популярно только белое полотно.  Сужение линейки текстиля  и падение спроса на него не позволяет диверсифицировать производство, лишает производителей льняной продукции конкурентных преимуществ не только по сравнению с продукцией из синтетических материалов, но и из натуральных (хлопка, бамбука).  Падение реализации, доходов у швейных и ткацких предприятий привело к сокращению заказов на льноволокно и,  соответственно,  льносолому.  Выращивать же лен-долгунец, не имея рынка сбыта, бесперспективно. И сельхозпроизводители  стали сокращать посевные площади, а вслед за этим  - меньше покупать посевной материал, сельскохозяйственную технику, привлекать инженерные и агрономические кадры, внедрять новые научные разработки, повышающие эффективность производства и качество  урожая. И это кольцо -  нет достаточного количества качественного доступного льна – нет реализации текстильной продукции  - неуклонно сжимается последние тридцать лет.

 

Можно ли процесс остановить и развернуть в обратную сторону? Разумеется, если найти точки раскрутки. Но если в прежние исторические эпохи все основывалось на кнуте и прянике для сельхозпроизводителей, то сейчас должна иначе работать промышленность.

 

Внутренний рынок страны  ограничен спросом населения. На мировом рынке российские производители из-за низких цен не могут конкурировать с продукцией из развивающихся стран, а из-за высокого качества и дизайна -  из развитых стран. Поэтому для расширения рынка сбыта нашего льна необходимо внедрять новые технологии его переработки, например, котонизацию,  физико-химическую модификацию или  перерабатывать лен на биокомпозиты и целлюлозу.  То есть, нужны инновации. А для этого льноводство должно интересовать не только фермеров, специалистов НИИ, вузов и руководителей МСХ РФ. Это давно поняли во всех «льноводческих» странах. Например, правительства западных стран, Китая, Индии и  Турции оказывают финансовую поддержку инвестиционной деятельности предприятиям текстильного и строительного сектора, частично компенсируя им  расходы на научные исследования, в том числе по обновлению и по повышению качества продукции. Благодаря углубленной переработке,  получается сырье с высокой добавленной стоимостью. Наш же производитель из-за отсутствия высоких технологий теряет прибыль. 

 

Чтобы увеличить спрос на льноволокно и, соответственно,  стимулировать развитие льноводства, в первую очередь свою программу должен разработать Мипромторг. Это и разработка инновационных технологий и оборудования для производств нетекстильного сектора (композитные материалы, медицинские средства, сорбенты, целлюлоза), и поддержка льняной текстильной отрасли, и подготовка профильных специалистов для текстильных предприятий, в том числе дизайнеров.  Не должно остаться в стороне и Минрегионразвития, всячески помогая развитию кооперативного движения.  Будет сбыт конечной продукции – льноводы  сами будут  стремиться вырастить много льна высокого качества.

 

Главные менеджеры - государтсво и общество

 

Но,  как говорила героиня фильма «Служебный роман»: «И это -  не важно…». Лен – очень трудоемкая и энергозатратная культура. И увеличение площадей подо льном  в нашей стране всегда было связано с «Указами» или « Постановлениями»: в промышленных масштабах крестьяне начинали заниматься льном,  когда получали за него хорошие деньги, либо вынуждено - под страхом голода, наказания за неисполнение  воли государя или партийного руководства либо безысходности: пшеница в Нечерноземье не дает большого урожая,  дыни и арбузы не растут. Только лен может выручить земледельца.  При этом для развития отрасли государство либо промышленники всегда оказывали материально-техническую помощь хозяйствам или стимулировали производство льна-долгунца.

 

Изначально льноводство в Московской Руси контролировалось и поощрялось царской семьей с конца  XVI в., которая была крупнейшим торговцем русского льна в Европу. Государев хамовный двор находился в Кадашевской Ткацкой слободе, и трудились в ней ткачи, переселенные из Тверской губернии. О выгодности льняной торговли знал Петр I: по его указанию о  лен стали возделывать во всех губерниях России и активно строить государственные и частные льнозаводы и полотняные фабрики. Кстати, один полотняный завод даже вошел в приданное Натальи Гончаровой. Внешняя же торговля, причем не сырьем, а  выработанной льнопродукцией, была передана в руки русского купечества.

 

Новый импульс развитию отечественного льноводства придал Указ Екатерины II, снявший ограничения на экспорт льноволокна и льносемян.  С 1760 до 1792 гг. лен занимал первое место в структуре экспортируемых Россией товаров.

Однако затем интерес ко льну падает. Льноводство начинает возрождаться лишь после отмены крепостного права, когда начинает формироваться крупная льняная промышленность, а крестьянство остро нуждается в заработках. Как только лен становится основным источником получения денег в сельском хозяйстве, увеличиваются посевные площади:  с 650 тыс. десятин в 1860 г. до 1173 тыс. десятин – в 1897 г.  Чем больше собирали льна, тем больше  был выход длинного волокна, а рост объемов производства способствовал увеличению экспорта льнопродукции в Европу (с 11123 тыс. пудов в 1880 г. до 15400 тыс. пудов в1895 г.). 

 

Приток денег вновь стимулировал отрасль. В 1895 г. ситуация в льноперерабатывающей промышленности обсуждалась на первой сессии сельскохозяйственного совета при Министерстве земледелия и государственного имущества России. По ее итогам были приняты меры по улучшению льноводства:

 

- организация снабжения льноводов улучшенными сортами семян; проведение опытных посевов семенного льна;

- содействие распространению машин для очистки и сортировки семян, а также устройству семенных складов и хозяйств, с производством льна на волокно и семя;

 - оказание содействия земствам, сельскохозяйственным обществам и частным лицам по устройству в главнейших льноводных районах образцовых льноводческих хозяйств,  льноводных станций и заведений, в которых проводить систематические опыты по изучению севооборотов, различных приемов обработки почвы и посева, действия на лен удобрений, климатических факторов, технологии выращивания, свойств почвы,  технологии мочки, мятья, трепания льна и механизмов для его переработки;

- проведение демонстраций результатов обработки льна  и льняной продукции на выставках (одна из первых – прошла  в Смоленске еще в 1891 году), съездах льноводов, в крупных льноводных центрах,  с выдачей премий за лучшие экспонаты.  

 

Озаботилось Министерство и о содействии распространения знаний в крестьянских хозяйствах, для чего стали готовить инструкторов, в том числе по обработке льна, передали кустарям производство мялок «наилучшего типа».  Иными словами, само производство ставило цели и требовало знаний, чтобы получать больше льна, с меньшими усилиями, лучшего качества.

 

Промышленные инновации - льноводству

 

Значение рыночного продукта лен-долгунец имел,  в основном, в северо-западной части Российской империи, а затем СССР. Посевы в центральной части Украины, а затем благодаря активному заселению новых земель, в Новороссии, в основном давали семена на масло и короткое волокно, из которого, впрочем, кустари  делали хорошую пряжу и холсты. В начале  XX века около половины произведенного в России волокна вывозилось за границу (в 1911–1913 гг. объем проданного волокна составил  18 млн пуд. на 94 млн руб.). Остальной лен перерабатывался  на крупных предприятиях фабричного типа (50%) и  кустарных предприятиях (35%).  Кроме того, доход России приносила продажа за рубеж льняных семян и жмыхов (общая ценность вывезенных за рубеж продуктов льноводства перед Первой мировой войной достигала 122 млн руб.).


Поскольку европейские фабрики оказались в сильной зависимости от русского льна для  защиты интересов своих льнопрядильщиков, в европейских странах учреждаются ассоциации, которые со временем объединяются в международную федерацию. Это, в свою очередь, привело к объединению российских экспортеров льна и развитию производства текстиля: вывозить не сырой лен, а изделия было в 1,5 раза выгоднее. В 1912  на российских фабриках функционировало 368 тыс. прядильных веретен, 40 тыс. крутильных веретен и 15512 ткацких станков, в том числе 686 ручных. Техническая модернизация и  увеличение количества механических станков (Ден В. Курс экономической географии. Л., 1924) привели к  формированию промышленной специализации регионов: крупнейшими  по производству льняной пряжи и тканей стали московско-владимирский, польский и петербургский. Развитие промышленности, в свою очередь, стимулировало развитие льноводства, в том числе механизации работ по его выращиванию, уборке и первичной переработке. Иными словами сельскохозяйственное производство развивается вслед за развитием торговли и промышленности, а не наоборот.

 

С  превращением крестьянского хозяйства из натурального в товарное, то есть выращиванием продукции на продажу,  каждую осень после сбора урожая по дорогам выстраивались бесконечные ленты крестьянских возов  с урожаем.  Затоваривание приводило к резкому "осеннему" падению цен, которым пользовались пронырливые перекупщики. На протяжении веков россияне знали, что  в одиночку сложно справиться с бедой и врагом ("Собором и черта поборем», "Семеро пойдут - Сибирь возьмут», "Дружные сороки и гуся утащат","Полено к полену - сажень").  И тогда, чтобы  получать достойную оплату за труд, но при этом сохранить независимость собственного мелкотоварного производства,  начали активно, особенно после 1905 года,  формироваться кооперативы – артели, в которые объединялись «равноправные,  связанные круговою порукой крестьяне,  и участвующие при ведении промысла в складчину трудом или трудом и капиталом". Затем на местах стали создаваться кооперативные союзы и  ссудосберегательные товарищества, наиболее распространенные в основных зонах льносеяния. А в 1912 году открылся независимый от правительства банк мелкого кредита Московский народный банк, у которого были отделения в Лондоне, Харбине и торговое агентство в Нью-Йорке. Взаимодействие банка и крестьянских кооперативов координировало МОСПО (Центросоюз) и  Центральное товарищество льноводов. Это время хорошо отражают поговорки: "Артель воюет, а один - горюет", "Артелью хорошо и недруга бить",  "Артельный котел гуще кипит».

 

И только после образования кооперативов  льноводство в России достигло наивысшего расцвета, и это хорошо иллюстрирует создание «РАЛО» (Русское акционерное льняное общество) во главе с  Рябушинским и Третьяковыми, о которых уже упоминалось выше.   Именно РАЛО определяло сколько и какого льна нужно вырастить,  какие могут быть максимальные затраты и наибольшая себестоимость,  с кем из льнозаводов и льнохозяйств заключать долгосрочные и срочные контракты, как их стимулировать, кому и как продавать волокно и многие другие вопросы, включая международную торговлю … И хотя все организации от научных и семенных станций  до БКЛМ были независимы друг от друга, целевые задачи, финансирование и сбыт координировались из одного центра.  

 

Первая мировая война, революция, Гражданская война разрушили эту структуру. Но какие-то ее элементы были взяты на вооружение советским правительством. Чтобы заинтересовать крестьян выращивать лен, помимо  тотального принуждения  в голодные годы после Гражданской войны  за реализуемую льнопродукцию была установлена встречная продажа зерна, растительного масла, сахара  и промтоваров по сниженным ценам.  И лен снова стали выращивать. И хотя объемы производства не достигли уровня, который был перед Первой мировой войной, страна успела  наладить производство кирзовых сапог, плащ-палаток и прочей армейской амуниции. И это тоже способствовало нашей Победе.

 

Не удивительно, что уже  19 августа 1948 года Правительство  принимает Постановление Совета Министров СССР "О мерах по восстановлению и дальнейшему развитию льноводства  и коноплеводства и улучшению дела первичной обработки льна-долгунца и конопли". Следующее Постановление от 22 апреля 1968 г. N 259: «О приеме заготовительными организациями, хранении и отпуске продукции льна-долгунца, конопли и кенафа и о закупочных ценах на эту продукцию» также активировало развитие лубоволокнистой отрасли страны:

 

«Закупаемая государством треста льна-долгунца номером 2,5 и выше, а также треста конопли номером 1,3 и выше засчитывается колхозам, совхозам и другим государственным хозяйствам в выполнение плана закупок с надбавкой в размере 50 процентов (по весу и центнеро-номерам)».

 «Закупаемые государством волокно льна-долгунца с номера 16 по номер 20 включительно и пенька с номера 8 и выше засчитываются колхозам, совхозам и другим государственным хозяйствам в выполнение плана закупок в полуторном размере, а волокно льна-долгунца выше номера 20 - в двойном размере, трепаная пенька - с надбавкой 15 процентов".

 

Затем, в январе 1975 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР принимают специальное Постановление «Об увеличении про­изводства и закупок льна-долгунца, улучшении его качества и о развитии промышленности по первичной переработке льна», в котором уделяют внимание укреплению материально-технической базы льносеющих колхозов и совхо­зов, льносемстанций, предприятий легкой промышленности, за­нимающихся первичной обработкой льна.  В январе 1983 года  вводятся новые закупочные цены на льня­ную продукцию, которые делают  лен еще более выгодной для хо­зяйств культурой. В итоге, к началу 90-х годов  посевная площадь льна-долгунца достигла 418 тыс. га (таб.1)

 

Производство льна-долгунца в Российской Федерации (хозяйства всех категорий) в 1990 году

Таблица 1.

Регионы (области, края, республики)

Посевная площадь, тыс.га

Валовый сбор

(в переводе на волокно), тыс. т

 

1990 г

2017 г

1990 г.

Россия

418,0

41,4

71,3

Брянская

4,9

2,0

1,6

Ивановская

11,4

 

2,1

Костромская

29,8

 

4,7

Смоленская

71,5

5,1

13,5

Тверская

102,6

4,4

16,3

Ярославская

27,5

2,5

1,9

Вологодская

3,8

4,0

7,1

Новгородская

22,5

0,9

1,3

Псковская

38,2

 

3,4

Республика Татарстан*

 

1,1

 

Марий Эл

5,2

 

1,7

Удмуртская Республика

14,8

4,5

5,7

Кировская

12,9

 

2,9

Нижегородская

16,1

2,3

2,9

Алтайский край

3,5

3,1

0,9

Новосибирская

6,0

 

2,5

Курганская область

 

5,8

 

Омская

3,5

5,8

0,9

Томская

0,8

0,9

0,5

  

                                                  Источник: Данные Министерства сельского хозяйства РФ.

 

 

*Посевы льна произведены согласно Постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 7 марта 2000 г. N 147 "О возрождении льноводства в Республике Татарстан". По этому документу площадь льна-долгунца должна была составлять 2, 2 тыс. га, объем заготовок льнотресты- 4, 08 тыс. тонн

 

Не пора ли скооперироваться

 

Сегодня в отношении льна нет никаких  государственных Постановлений,  нет персональной ответственности  руководителей регионов, а попытки возродить льноводство  - только результат выполнения  поручения Президента России. Причина проста – отсутствие кооперации, причем от селекции и поля до реализации продукции. Вот почему  создаваемые сегодня региональные и межрегиональные кластеры, вряд ли, помогут возродить российский лен. 

В странах ЕС все льноводческие предприятия действуют самостоятельно. Но их координируют, защищая при этом интересы на внутреннем и мировом рынке, несколько общественных организаций (Европейская конфедерация льна и конопли, Генеральная ассоциация производителей льна (AGPL), ассоциация производителей льна-долгунца (ARVALIS), в которую входят два института: институт растительных волокон и технический институт льна (ITL), Федерация профсоюзов сельскохозяйственного трепания льна).   У нас же не только разобщены производители и переработчики льнопродукции. Нет взаимопонимания и взаимодействия между министерствами. А ведь лен-долгунец  – техническое растение. Его выращивают исключительно для производства промышленных товаров.  И чтобы лен был «правильным» важно определить цель, для которой его выращивают. А методы и способы – это важно, но вторично….

 

Только устранив все эти корневые проблемы, Россия сможет вернуть себе  славу крупнейшего производителя льна

 

 

Автор  выражает благодарность  Т.А. Рожминой,  А.А. Жученко, В.В. Коновалову, Б.Ф. Карпунину,  Р.А. Ростовцеву, В.С. Крылову за консультации и дискуссии по вопросам возрождения льноводства.

 

Редакция будет признательна за любую конструктивную критику, дополнения и предложение собственной концепции преодоления корневых проблем российского льноводства

 

 

 

 


Еще статьи
Сообщить об ошибке



Подписка на новости
* Поле обязательное для заполнения
Оформить заказ: