Факты и цифры

Льняные страдания.1

10.04.2021 - 647 просмотров

«Страдания» - трагические, протяжные монотонные частушки (русские народные песни), распеваемые на один и тот же мотив

 

Дня не проходит, чтобы в Росленконопля не обратились с вопросом о покупке или продаже льна или конопли. Интерес понятен. Но удивительно, что продавцы и покупатели в понятие «лён» или «конопля» вкладывают разный смысл и назначение использования этого товара. Не менее странно и то, что при его поиске многие на первое место ставят стоимость – посевного материала, волокна, пряжи, ткани, а не показатели качества, или пригодности сырья для производства конкретного продукта …. Хотя в значительной степени именно от технологических характеристик зависят как результат агрария, так и возможности переработчиков лубяного сырья и промышленного производства.

 

Отсутствие единых критериев отражает сложившийся в нашей стране сумбур целей, неопределенность задач, пространственный разрыв между представителями смежных участков льняной и конопляной отрасли, слабую управленческую деятельность со стороны государства, что не позволяет создать устойчивую масштабируемую цепочку поставок от селекции до готовой продукции.

 

 Не все так плохо

 

Без сомнений найдутся те (и не мало), кто возмутится: «Ну, как же, как же. Все совсем не так!» и начнут предъявлять факты:

У страны (и это отмечается практически на каждом совещании или конференции) - огромный потенциал развития производства и переработки льна и конопли.

 

В России самые благоприятные климатические условия для возделывания этих культур. Есть исторический успешный опыт подобной деятельности. Кроме того, сокращение посевных площадей льна остановлено, а конопля занимает все большую территорию.

 

Законодательная и моральная поддержка оказывается на всех уровнях власти – от Президента, Правительства и Государственной Думы до руководителей льно- и коноплесеющих хозяйств, заводов по первичной переработке, профильных вузов. Отрасль поддерживается финансово как на стадии выращивания и первичной переработки, так производства льняной и пеньковой пряжи и тканей.

 

Успешно ведется российская селекция и своими семенами своих сортов страна обеспечена почти на 90%. Сразу в нескольких регионах начато строительство новых и модернизация действующих льно- и пенькозаводов, один даже введен в конце прошлого года в строй и начал отгрузку волокна и котонина.

 

Регулярно проводятся День льняного поля, семинары и мастер-классы для сельхозпроизводителей, дизайнеров, представителей легкой промышленности.

 

Льняные и конопляные изделия от пряжи, бытовых тканей до одежды и бытового текстиля широко представлены на ярмарках, выставках, в розничных магазинах и он-лайн торговле.

 

Созданы Союз РУСЛЕНКОНОПЛЯ и Союз льна и конопли. 

 

Разве это не успех? Не прогресс?

 

Что не так?

 

Спору нет. Но все эти положительные сдвиги последних пяти лет, которые, конечно, нельзя не заметить, идут слишком медленно и явно не соответствуют затраченным усилиям и потребностям России. И почему вопросы, из-за которых льняная программа уже какой год не может быть реализована в полной мере, сегодня беспокоят всех игроков рынка легкой промышленности? И это несмотря на то, что потребность в качественных тканях с натуральными волокнами очень сильна. Кроме того, все больше льна, как в виде волокна, так и готовых изделий поступает в нашу страну с импортом. А успех одной – нескольких российских компаний, выращивающих и перерабатывающих лён и (или) коноплю, не меняет дискретный статус отрасли.

 

Она остается фрагментарной и потому не может обеспечить потребности России и гарантировать независимость страны от импорта. Более того, именно отсутствие целостной отрасли не позволяет россиянам успешно конкурировать с зарубежными компаниями, особенно, когда они централизовано демпингуют цены или блокируют торговые площадки. Как известно, с «прутиками из веника» справиться, расчищая плацдарм для иностранных торговцев, не трудно.

 

При этом сокращение числа участников отрасли ограничивает развитие отечественного машиностроения для АПК, текстильной промышленности, сужает возможности научных исследований и подготовки профильных кадров и, как следствие, тормозит технологическую перестройку авиа-авто-судостроения, медицины, строительной индустрии для России.

 

А дальше возникает новый порочный круг – покупка техники и оборудования для льна и конопли, зачастую уже морально устаревших, в Германии, Франции, Бельгии, Нидерландах, Китае и, следовательно, зависимость от импортных запчастей, сроков сервисного обслуживания. Все это ложится бременем на себестоимость и ведет к низкой конкурентоспособности российского товара на внутреннем и внешнем рынке. Не удивительно, что в Европе, Китае и даже Белоруссии сложилось устойчивое мнение, что российский лён пригоден исключительно для технического использования. Даже сформировалось устойчивое понятие: европейский элитный лён, то есть, лён, из Франции и Бельгии. Увы, такое несправедливое мнение начинает захватывать умы даже российских промышленников и экономистов.

 

Слабые аргументы

 

Но действительно ли лён и пенька, которые производят российские аграрии, ни на что не годятся? Судя по тому, что в рамках организованного СОЮЗЛЕГПРОМом и «Экспоцентром» при поддержке Торгово-Промышленной Палаты РФ, Министерства промышленности и торговли РФ и Российского союза промышленников и Предпринимателей отраслевого конгрессно-выставочного проекта Российская неделя текстильной и легкой промышленности-2021, проходило обсуждение совместных действий России и Белорусии по развитию производства льняных тканей, это ошибочное мнение. 

 

Закономерно возникает вопрос: «Если все за лён и коноплю, то кто или что мешает возрождению одной из старейших, традиционных, экономически значимой для России лубоволокнистой отрасли?»  И почему при упоминании о льне (и конопле) на ум чаще приходят определения: грусть, тоска, печаль, горечь, плач, страдания, терзания, постылый, унылый, недуг, муки, немощь? Почему ежегодно, словно мелодия шарманки или сюжет из фильма «День сурка», каждый раз встает проблема импортозамещения хлопка? Последний, как утверждают зарубежные аналитики, год от года будет все дефицитней и дороже, хотя бы из-за «водных» платежей.

 

Чаще всего в качестве оправдания приводят аргумент, что лён, пенька формируют слишком узкий сегмент торговли и эта ниша заполнена «до упора». Однако реальность опровергает данное утверждение… Не секрет, что пандемия вызвала рост продаж одежды из прозрачного льна, рустик конопли, тканей с плотной текстурой, жаккарда и трикотажных изделий: люди работали дома и выбирали непринужденную, удобную для носки одежду, а также текстиль, при производстве которого потребляется гораздо меньше энергии и исключаются вредные химические вещества.

 

Особенно востребованным был трикотаж из «летней» пряжи (хлопок, лен, рами, или азиатская крапива, конопля, тенсель, вискоза, в том числе EcoVero от Lenzing) «оптимистичной» окраски (яркий красный, зеленый, синий и сияющий желтый цвет).  Более того, для продвижения инноваций в области льна в 2020 году, как всеобъемлющий онлайн-инструмент для брендов и дизайнеров были запущены цифровая лаборатория Linen Dream Lab и электронный вариант CELC Digital (Европейская конфедерация льна и конопли), которые используют Tagwalk - поисковую систему, выделяющую тенденции в моде на рынке по ключевым словам. Эта Он-лайн система, кстати, открытая для прядильщиков, ткацкого и вязального секторов, помогает покупателям, дизайнерам и розничным торговцам в разных странах находить и получать доступ к разработкам из льна и конопли в постоянно растущем движении к устойчивому развитию и продукции, а также сопоставлять и хранить их.  Почему же Россия не может встроиться в мировой тренд?

 

Еще одна попытка

 

Где находятся точки разрыва между аграриями, переработчиками, выпускающими льно- и пеньковолокно, производителями льняной и конопляной текстильной продукции и потребителями – швейными предприятиями и дизайнерами одежды и текстиля? Какое сырье и, соответственно, сорта, технологии, оборудование, требуются, чтобы соблюсти стандарты и запросы покупателя льняного и конопляного волокна? Какие объективные и субъективные ограничения, мешают комплексно использовать российское льняное и конопляное сырье? Какие требуются механизмы, чтобы преодолеть сложившуюся ситуацию, наладить производственные цепочки, рынок и экспорт?

 

Эти вопросы обсудили участники круглого стола: «Оценка состояния отечественного рынка лубяного сырья. Практические пути реализации проектов по переработке льна и конопли в современных условиях» и открытой дискуссии: «Такой лен нам не нужен?». К участию в этих мероприятиях были приглашены представители профильных ведомств, аграрного комплекса, предприятий первичной переработки и легкой промышленности всех регионов, участвующих в производстве льняного и конопляного сырья и продукции, представители ТПП РФ, профильных Союзов и Ассоциаций.

 

Поиск виноватого...

 

Все беды участники мероприятий сначала традиционно возложили на аграриев, указав одной из значимых проблем – отсутствие сырья. В рамках круглого стола Юрий КРУПНОВ (Межрегиональный общественный фонд «Льняной союз», ИДМРР) представил статистические данные, которые показали, что незначительное, на 3-5 тыс. га увеличение посевных площадей не ведет к росту сбора волокна (объем держится на уровне 37-39 тыс. тонн).

 

Посевная площадь и валовые сборы волокна льна-долгунца в Российской Федерации

 

 

 

 

        Площадь посева, тыс. га

 

        Валовый сбор

 

План по валовому сбору льноволокна в РФ, определенный государственной программой развития сельского хозяйства на 2007 – 2019 гг.  ежегодно срывается, поскольку за пять лет снизились и урожайность льна на 11%, и сбор волокна с единицы площади – на 13% (в прошлом году она составила 0,75 тонн/га, а в 2016 году была 0,85 т/га). 

 

 

Не лучше ситуация у нашей страны по показателям интенсивности производства льноволокна, по которым Россия резко отстает от европейских стран, в том числе Франции. Спасти ситуацию могут центры льнопрядения с льнозаводами, которые необходимо создать в льносеющих регионах. Причем их требуется не меньше 100 (столько было в начале 90-х годов, когда отрасль была в относительном благополучии). Также необходим комплекс стандартов для мокрого, сухого прядения трепаного и котонизированного сырья.

 

Валовый сбор льноволокна в Российской Федерации

 

 

Но все это имеет смысл, если будут определены стратегические потребности государства, причем не только для текстильной промышленности, а всех направлений использования (для армии, флота, исправительных учреждений, железнодорожного транспорта, авиа и автопрома, строительной отрасли) и всех типов льняного волокна и льняного сырья.

 

Пока же ни одно Поручение Президента РФ по развитию льноводства не выполнено. И в 2023 году, как ни печально, страна сможет отметить десятилетний юбилей саботирования поручений Президента РФ по льну-долгунцу.

 

Остроту ситуации в текстильной и легкой промышленности накаляет дефицит хлопкового волокна: отсутствие собственной суверенной сырьевой базы ведет к ликвидации отечественных хлопкопрядильных и ткацких производств

 

Импорт в Россию хлопкового волокна, тонн

 

  

 

Поэтому 3 июня 2020 года В.В. ПУТИН, подводя итоги совещания о ситуации в легкой промышленности, обратился к представителям профильных ведомств:

 

«Прошу профильные ведомства обеспечить выполнение Комплексной программы и в ходе ее реализации предусмотреть увеличение финансирования по этому направлению. Наша задача – сформировать конкурентноспособную, экологичную, современную льняную отрасль»

 

Чтобы вывести ситуацию из пике, Юрий Крупнов представил «льняную семилетку» - предложенный Льняным Союзом федеральный проект формирования сырьевой базы отечественной текстильной промышленности. Проект предусматривает ввод в строй к 2027 году 100 льнозаводов и в экономической зоне каждого перевести льноводство на новую агротехнологию. 

 

    БОБРОВСКАЯ Вероника Евгеньевна, заместитель директора Департамента легкой промышленности и лесопромышленного комплекса Министерства промышленности и торговли Российской Федерации также считает, что первопричина падения льноводства - проблемы сельхозпроизводителей. «Почему такие колоссальные потери на каждом этапе возделывания льна? Уже с момента посевной, потому что не соблюдают технологии – время, сроки, стандарты посева. Второй пик потерь приходится на сбор урожая. И опять технологические нарушения по срокам». Потом лён долго лежит на поле, а как итог – 50% снижение качества. Следующий уровень - потери при переработке на льнозаводе и «на выходе мы получаем мало волокна и не того качества».

 

Поэтому прежде, чем строить заводы, нужно совместными усилиями МСХ РФ и Минпромторга произвести оценку потерь на каждом этапе и понять их причину. Например, несовременная и старая техника – один из факторов снижения урожайности, низкого качества и высокой себестоимости продукции. В этом году впервые совместно с бизнесом, МСХ РФ и Минпромторгом сформирован совместный портфель заказов на производство сельскохозяйственных, в том числе, посевных и уборочных машин и перерабатывающей техники. Кроме того, для строительства льнозаводов, нужно определить источник финансирования, экономически обосновать их количество, регионы размещения, заинтересованные компании, которые поддержат эту идею, обеспечат сбыт.

 

Лён, конопляпрядильные культуры, изначально предназначенные для получения сырья для текстильной промышленности. А какой объем прядильных производств у нас есть?  Сколько из них работают по мокрому типу прядения? В каком регионе они находятся? Достаточно ли их для России и нужно ли больше? Способны работать на длинном волокне или нужны другие технологии, которые используют волокно любой длины? Это важно, поскольку уже прорабатывается вопрос перехода на производство бязи не из хлопка, а льна". Но так как стоимость льняного волокна пока слишком высокая, цена такой бязи несопоставима с ценой хлопчатобумажного изделия. Нужно существенно снизить издержки и себестоимость льняной пряжи. Все участники отрасли должны понять, что «мы живем в конкурентном рыночном пространстве». Никто не будет платить больше, если на рынке есть товар лучше и дешевле. И административными методами сегодня нельзя дать кому-то преференции и заставить покупать дорогое сырье только потому, что это российское.

 

Частично снизить себестоимость помогают субсидирование лизинговой сделки по закупке нового оборудования и компенсации (до 50% стоимости нового оборудования) в соответствии с инвест-проектом технического переоснащения, а также программа субсидирования текстильной продукции, изготовленной с использованием льна, которая заработала в сентябре прошлого года. Кстати, весь предусмотренный объем средств за два месяца был полностью перечислен предприятиям отрасли. В нынешнем году также проводится отбор предприятий, которые смогут получить аналогичную государственную поддержку. Кроме того, с учетом предложений представителей льняной и конопляной отрасли подготовлена новая версия этой программы. Она будет выставлена для обсуждения с участниками отрасли, а начнет действовать с 2022 года.

 

Представитель Минпромторга также отметила важные особенности конопляной ткани – гигроскопичность, антисептические и антипаразитарные свойства, защищают кожу от потертостей, способствуют заживлению ран. Поэтому пенька входит в состав ткани для обмундирования китайской армии и популярной во всем мире джинсовой ткани. Так же В. Бобровская отметила, что есть успешные примеры небольших семейных фирм, например, во Франции, которые полностью выполняют весь процесс производства джинсов от выращивания, получения волокна, пряжи, ткани и пошива брюк из технической конопли.

 

Однако в нашей стране у тех, кто занимаются коноплей, продолжила В.В. Бобровская, существуют маркетинговые проблемы с продвижением: большинство потребителей воспитано в духе отрицания конопли, и в сознании россиян с 1961 года сформировано устойчивое понимание «что запрещенная марихуана и конопля одно и тоже». У многих упоминание конопли вызывает либо усмешку, либо негативную реакцию и подозрение на использование наркотического растения.

 

На общедоступных массовых торговых платформах запрос на лен предоставляет широкий выбор изящных, красивых изделий, часто с более высокой ценой, чем у аналогов из хлопка и синтетики... Российский потребитель пока плохо понимает в чем суть, достоинства льняной и конопляной ткани, чем они лучше других тканей, которые выпускаются и продаются сегодня на рынке. Отсутствие правильной информации препятствует правильному выбору продукта. Поэтому важно воспитывать у потребителя соответствующее отношение к изделиям из лубяных культур, объяснять ценовые различия свойствами ткани, и, конечно, нужно стремиться снижать себестоимость изделий, чтобы не пугать покупателей ценой.

 

Маркетинг, воспитание потребителя невозможны без участия самих предприятий и отраслевых союзов.  Нужно подумать, как расширять презентацию изделий из конопли и льна, проводить молодежные конкурсы среди покупателей, чтобы они понимали, какие плюсы, какие уникальные свойства изделий получают.

 

Продолжение


Еще статьи
Сообщить об ошибке


Подписка на новости

* Поле обязательное для заполнения

Оформить заказ: