Факты и цифры

Льняные страдания.4

10.04.2021 - 605 просмотров

Начало 1,2,3

 

Традиционный путь - тупиковый

 

Факт снижения производства льняной пряжи, ткани и доминирование (до 80%) на внутреннем рынке импортной одежды подтвердил Олег КАЩЕЕВ, д.т.н, профессор РГУ им. А.Н Косыгина.  На соответствующем уровне это отраслевое направление поддерживают лишь несколько российских регионов.

 

Производство текстильных изделий в 2020 г.

 

Единица изм.

Декабрь 2020

% декабрь/ ноябрь

Декабрь 2019

% 2020/ 2019

Волокно льна, подготовленное к прядению, тонны

977,0

82,8

993,1

72,1

Пряжа, всего, тонн

4569,9

99,4

49223,3

89,9

      Льняная, ЦФО, тонн

176,3

100,6

1483,3

77,1

         Владимирская область

7,9

89,9

94,1

771,1

         Ивановская область

90,4

100,0

654,6

69,3

         Костромская обл

78,0

102,6

732,0

86,8

Сев-Зап ФО, Вологодская область

92,0

 

166,7

 

Ткани готовые, тыс. кв.м.

56177,1

114,8

6488316,5

109,4

        из них льняные

2711

 

 

 

      Данные  презентации О.В. Кощеева

 

Докладчик, огорошив сначала всех заявлением, что традиционное использование лубяных волокон – тупиковый путь, успокоил присутствующих, сказав, что только комплексная переработка льна и конопли с помощью современных технологий позволяет решить вопросы рентабельности и «тех, кто выращивает, и тех, кто перерабатывает лён и коноплю. При этом, прогресс возможен только в сочетании комплексной переработки и соответствующего ей технического сопровождения, чего пока ещё не наблюдается в России.

 

Не случайно в перечне поручений по легкой промышленности Владимир ПУТИН выделил программу комплексной переработки льна, рассчитанную на период 2025 года, в рамках которой предусмотрены вложения в 242 млн. рублей ежегодно.  Эта программа, базирующаяся на кластерном принципе, предполагает комплексность производства, научного сопровождения, обучения и сбыта продукции, позволяет реализовать программу импортозамещения по ассортименту товаров легпрома и укладывается в концепцию устойчивого развития, поскольку включает переработку всех остатков и отходов производства в целлюлозу, композиты и биокомпозиты.

 

Говоря об использовании льна для производства товаров медицинского назначения, Олег Валентинович обратил внимание на то, что медицинский текстиль – это не только перевязочные материалы. Это костюмы для медперсонала, пациентов, мобильные госпитали, утепленные неткаными материалами с заданными свойствами (термохолофайбер, Весь мир), фильтрующие материалы для производства растворов, медицинские маски и косметические средства.

 

 

К сожалению, учет медицинского текстиля ведется плохо, отсутствует информация по отдельным позициям изделий. Однако имеющаяся статистика говорит, что сократился выпуск ваты из хлопка. Ситуация с марлей тоже не простая: хотя «погонаж» не на критическом уровне, саму ткань производят слишком разреженной. На фоне дефицита продукции из натурального сырья тяжело происходит внедрение инновационных изделий, в том числе на основе нетканых материалов, разработанных в ЭкоТехЛаборатории РГУ им. А.Н. Косыгина совместно с Кашинским льнокомбинатом, например, костюм врача из льняного «спанбонбонда», медицинских фильтрующих материалов для медицинских масок, текстильных аппликационных материалов с закрепленным лекарственным веществом, используемых в онкологии, дерматологии, хирургии.

 

 

Без вины виноватые

 

Однако не нужно во всем винить аграриев. В частности, ректор РГАУ-МСХА им. Тимирязева, д. э.н, д. с-х. н, академик РАН В. И. Трухачев подчеркнул, что без взаимодействия бизнеса с вузами, без определения целей подготовки специалистов, нельзя решить задачу возрождения традиционных для страны отраслей – производства льна и конопли.

 

  И так как подготовка специалиста требует нескольких лет, уже сейчас предприятиям нужно позаботиться о своих будущих кадрах. Иначе ошибки и потери будут неизбежны.

 

Миндаувгс СКРУДЗИС, гл. агроном ООО Агробионика (Калининградская область) рассказал, что хозяйство - единственная компания в России, имеющая органический сертификат на коноплю, может производить 1800 кг семян и 3-10 т тресты с гектара. Есть техника, опыт, желание, но главная проблема  развития – отсутствие целевой агротехники и недостаточные мощности переработки. Для развития коноплеводства в России требуется консолидация смежных участков отрасли, усиление сектора переработки и разъяснение населению, что конопля – не наркотик.

 

  Псковский коноплевод, Александр Иванович ПОНОМАРЕНКО также отметил, что проблемы с ростом посевной площади и развитием рынка конопли связаны с отстутствием регулярных заказов и реализацией: слишком мало в стране граждан, знают о полезных свойствах конопли и отличают ее от марихуаны.

 

  Выступление селекционера, кандидата сельскохозяйственных наук, представителя Межрегиональный общественный фонд «Льняной союз», эксперта  ESCORENA European Cooperative Research Network o Flax and other Bast Plants Journal of Natural Fibers (Taylor & Francis Group), Б.Ф. КАРПУНИНА (г. Торжок, Тверской области) еще больше продемонстрировало, что все беды относить на аграриев и вести себя на рынке, как капризная кухарка, сегодня не выгодно.

 

Сегодня селекционер работает на урожайность, выход волокна, но конкретных, точных показателей нет, поскольку нет взаимодействия с конечным потребителем льносырья. Селекционер не знает, какие характеристики лубоволокнистых материалов нужны промышленности, какие свойства требуются, чтобы сырье соответствовало машинам, на которых производят текстильные изделия.

 

Поэтому важно взаимное сотворчество, понимание, какой материал, какого качества заказчик хочет. И исходя из этого, выбирать сорт и агротехнологию.  Можно создать сорта с очень высоким качеством волокна, но его количество в растении, несомненно, будет небольшим. Для производства целлюлозы, бумаги и одноразовой посуды, нужны не тонковолокнистые сорта, а с большим выходом соломы, 7-8 тонн/га. И для композитов, вряд ли нужна большая тонина. Поэтому и технология подойдет более простая и, соответственно, дешевая. Аграрии могут подобрать оптимальную агротехнику, но давать заказ должна промышленность, как это было раньше.

 

 

По мнению Бориса Федоровича, необходимо использовать успешные западноевропейские технологии: так как при массовом производстве посевных семян снижается качество волокна, нужно освободить товарные хозяйства, производящие высококачественное волокно, от необходимости ежегодного производства от ежегодного производства собственного посевного материала.

 

Дифференцированная технология, предусматривающая выделение производства посевных семян в отдельную отрасль, а производство волокна — в другую, позволит удерживать себестоимость семян на уровне до 30 руб/кг и цену реализации – не выше 70 руб/кг. Кроме того, это даст возможность товарным хозяйствам использовать высокие репродукции (не ниже РС2) и гарантирует сортообновление.

 

Известно, что самое слабое место в производстве льна – его уборка: она убивает все усилия и субсидии. Задержка с подъемом тресты, даже в теплую осень, ведет к ухудшению качества волокна. Поскольку аграриям не придеся ждать, пока семена созреют, убирать лен можно в более раннюю фазу и более сжатые сроки.

 

Кроме того, Б.Ф. Карпунин предлагает ввести изменения в отчетность по заготовке сырья:  вести учет не по вытеребленному льну, а по убранному с поля, а также уйти от зачетного волокна. Этот показатель говорит о потенциальной способности растений, а не реальном выходе волокна, то есть, не отражает настоящей картины производства.

 

 

Еще одно предложение селекционера: чтобы получать в массовых количествах качественное волокно с ценой сопоставимой хлопковому волокну (себестоимость длинного волокна на льнозаводе в 2019 году не превышала 65 руб/кг), нужна реорганизация структуры отрасли: система всем «сестрам по серьге» ничего не дает. Следует направить всю помощь на формирование в каждом льносеющем регионе флагманских хозяйств и льнозаводов для получения трепаного волокна.

 

Борис Карпунин обратил внимание слушателей на то, что сортовые различия проявляются только при высокой агротехнике. Если же агрофон и уход посредственные, то различия между сортами (метрический номер, прочность, тонина волокна) малозаметны. Также нужно учитывать целевое назначение посева, поскольку содержание волокна и его прядильные свойства находятся в противоречии.

 

 

Для любого низковолокнистого сорта льна (до 20%) при низкой густоте посева (15 млн. шт/га) характерен низкий метрический номер и 4-я группа прядения. Высокой же плотности посева (25 млн шт/га) соответствует первая группа прядения. Если же используют высоковолокнистые сорта льна (35% в соломе), то даже при высокой норме посева, выше третьей группы по прядильной способности волокно не получить.

 

Продолжение


Еще статьи
Сообщить об ошибке


Подписка на новости

* Поле обязательное для заполнения

Оформить заказ: